Храмы, построенные к 300–летию Дома Романовых

В 1907 году, в ознаменование приближающегося 300–летия Дома Романовых, было решено соорудить в столице собор. Подготовлено архитектором М.Ю.Кеслером К 400–летию Дома Романовых  Храмы, построенные к 300–летию Дома Романовых  21 февраля (6 марта)  2013 года исполняется памятная для России дата – 400 лет со дня избрания на русский престол первого царя из Дома Романовых – Михаила Федоровича.  Подписанным 21 февраля 1913 года высочайшим указом, дабы «достойно ознаменовать нынешний торжественный день и увековечить его в памяти народной» даровались «милости подданым» российского императора. А в 1907 году, в ознаменование приближающегося 300–летия Дома Романовых, было решено соорудить в столице собор. Идея построения храма–памятника принадлежала Александру III. Храм по условиям конкурса должен был отражать в себе идею преемственной связи династии Романовых с династией Рюриковичей. Кроме того в своем исполнении он должен быть выдержан в стиле «храмов времени воцарения Дома Романовых». Главной фамильной иконой императорского дома была Феодоровская икона Божией Матери. Этой иконой в 1613 году был благословлен на царство первый царь из древнего боярского рода Романовых Михаил. Поэтому среди множества мероприятий, связанных с празднованием в 1913 году 300–летия Дома Романовых, сооружение в Санкт–Петербурге соборного храма Феодоровской иконы Божией Матери занимало особое место. В 1909 году был учреждён строительный комитет, который был принят под августейшее покровительство великим князем Михаилом Александровичем – братом Николая II; председателем комитета стал генерал–майор Д.Я. Дашков. Комитет начал свою деятельность с проведения под эгидой Общества архитекторов–художников конкурса на проект храма–памятника. В мае 1910 г. в журнале «Зодчий» были опубликованы условия конкурса, а также план участка, отводимого под строительство. Условия конкурса предусматривали создание собора в стиле «храмов времени воцарения Дома Ро­мановых». Небольшой нижний храм предполагалось отделать «в стиле эпохи Александра Невского» и посвятить его...

Поручение Архиерейского Собора

Архиерейский Собор поручил Управлению делами Московской Патриархии разработать общецерковный план увеличения численности храмов. Подготовлено ortox.ru и архитектором М.Ю. Кеслером «Необходимо стремиться к тому, чтобы в каждом населенном пункте стран, входящих в каноническую территорию Русской Православной Церкви, при наличии православных жителей, было открыто не менее одного храма, часовни или молитвенного помещения», — говорится в определении Архиерейского Собора «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви». Собор поручил Управлению делами Московской Патриархии и аналогичным учреждениям самоуправляемых Церквей во взаимодействии с епархиями разработать и представить на рассмотрение Священного Синода общецерковный план увеличения численности храмов. В связи с тем, что «существенный рост объема храмоздания предполагает переориентировку на приоритетное строительство быстровозводимых и недорогостоящих зданий», Собор поручил Финансово-хозяйственному управлению Московской Патриархии образовать рабочую группу. Создание этой группы целесообразно, для разработки проектов таких храмов и часовен. Собор рекомендовал епархиальным управлениям, для обеспечения развития храмостроительства, продумать планы создания епархиальных, благочиннических и приходских попечительских советов. «К сожалению, пока статистика соотношения численности населения и количества приходящихся на него храмов весьма неутешительна, — отметил Святейший Патриарх Кирилл в докладе на Архиерейском Соборе. Если взять, к примеру, среднюю цифру по России, то на один храм приходится 11 600 человек населения, исторически относящегося к Православию. Даже лучший показатель по России — 3 000 человек на один храм». «Храмы, часовни, молитвенные дома, молитвенные комнаты следует открывать везде, где только можно, в максимальном числе населенных пунктов, — подчеркнул Предстоятель Русской Церкви. — Может быть, в большинстве из них служба не будет совершаться регулярно, но даже периодический приезд священника, раз в месяц или полтора, значительно расширит пастырскую работу с людьми. А если найдется ответственный человек из местных жителей, кто сможет совершать службы, не требующие...

Семья Кеслер-Соболевы

Семейное предание о происхождении фамилии Кеслер  изложено в воспоминаниях потомков Софии Зерновой (урожд. Кеслер), эмигрировавших после революции из России. Воспоминания изданы во Франции в книге: «На переломе. Три поколения одной московской семьи (семейная хроника Зерновых)» - YMKA-PRESS, 1970. Н.Зернов пишет: «Александр Иванович Кеслер (1815-1870) был по паспорту единственным сыном лютеранского пастора Иоханна Кеслера, жившего где-то в Прибалтике. По семейному преданию, однако, он был лишь приемным сыном пастора. Его подлинными родителями были, по-видимому, барон Розенкранц и некая балтийская баронесса. Они отдали своего незаконнорожденного сына на воспитание Кеслеру. Барон, по рассказам, не забыл своего сына, обеспечив его. Эти средства дали возможность Александру получить хорошее образование, переехать в Москву и найти там хорошую службу. Александр Кеслер не поддерживал связи со своими лютеранскими родственниками, он рано покинул Прибалтику, принял Православие и совсем обрусел. В его облике было что-то аристократическое, он был красив и элегантен. Женой А.И.Кеслера стала Жукова Мария Алексеевна (1823-1902). Дед и отец Марии Алексеевны были служащие графов Шереметевых. Ее мать, Мария Васильевна, урожденная Шереметевская (1802-1874), рано овдовевшая, прожила всю свою жизнь со своей единственной дочерью». О Марии Васильевне воспоминания оставил С.А.Зернов: «Ее отец служил у графа Шереметева, детей у него было трое – все девочки: Анна, Пелагея  и младшая – Мария. По некоторым догадкам красивая и непохожая на своих старших сестер Мария была внебрачная дочь графа Дмитрия Шереметева. Он отдал ее на воспитание своему служащему Василию. Мария Васильевна по рассказам Марии Алексеевны имела несколько ценных вещей от графа. Марию Васильевну рано выдали замуж за Алексея Максимовича Жукова, служащего у графа Шереметева, много старше ее. Она скоро овдовела. Так как ее муж был на хорошем  счету, М.В. дали после его смерти пенсию и пожизненную...