Семья Кеслер-Соболевы

Семейное предание о происхождении фамилии Кеслер изложено в воспоминаниях потомков Софии Зерновой (урожд. Кеслер), эмигрировавших после революции из России. Воспоминания изданы во Франции в книге: «На переломе. Три поколения одной московской семьи (семейная хроника Зерновых)» Подготовлено ortox.ru и архитектором М.Ю. Кеслером

Семейное предание о происхождении фамилии Кеслер  изложено в воспоминаниях потомков Софии Зерновой (урожд. Кеслер), эмигрировавших после революции из России. Воспоминания изданы во Франции в книге: «На переломе. Три поколения одной московской семьи (семейная хроника Зерновых)» - YMKA-PRESS, 1970.

Н.Зернов пишет: «Александр Иванович Кеслер (1815-1870) был по паспорту единственным сыном лютеранского пастора Иоханна Кеслера, жившего где-то в Прибалтике. По семейному преданию, однако, он был лишь приемным сыном пастора. Его подлинными родителями были, по-видимому, барон Розенкранц и некая балтийская баронесса. Они отдали своего незаконнорожденного сына на воспитание Кеслеру. Барон, по рассказам, не забыл своего сына, обеспечив его. Эти средства дали возможность Александру получить хорошее образование, переехать в Москву и найти там хорошую службу. Александр Кеслер не поддерживал связи со своими лютеранскими родственниками, он рано покинул Прибалтику, принял Православие и совсем обрусел. В его облике было что-то аристократическое, он был красив и элегантен.

Женой А.И.Кеслера стала Жукова Мария Алексеевна (1823-1902). Дед и отец Марии Алексеевны были служащие графов Шереметевых. Ее мать, Мария Васильевна, урожденная Шереметевская (1802-1874), рано овдовевшая, прожила всю свою жизнь со своей единственной дочерью».

О Марии Васильевне воспоминания оставил С.А.Зернов:

«Ее отец служил у графа Шереметева, детей у него было трое – все девочки: Анна, Пелагея  и младшая – Мария. По некоторым догадкам красивая и непохожая на своих старших сестер Мария была внебрачная дочь графа Дмитрия Шереметева. Он отдал ее на воспитание своему служащему Василию. Мария Васильевна по рассказам Марии Алексеевны имела несколько ценных вещей от графа. Марию Васильевну рано выдали замуж за Алексея Максимовича Жукова, служащего у графа Шереметева, много старше ее. Она скоро овдовела. Так как ее муж был на хорошем  счету, М.В. дали после его смерти пенсию и пожизненную квартиру из двух комнат огромного дома на Воздвиженке».

О Марии Алексеевне воспоминания оставила С.А.Зернова:

«Она не была так красива, как мать, но отличалась той привлекательностью и выразительностью лица, на котором были как будто написаны два слова: «ум и доброта». Ее положительно все любили, не было ни одного человека, который бы к ней плохо относился.

После смерти отца, она с матерью поселилась на Воздвиженке. Средства были маленькие, жили они на пенсию и дорогого образования дать не было возможности. Большое влияние не нее оказала семья ее тетки Анны Васильевны Пановой, жившей в Петербурге. Николай Григорьевич Панов был управляющим Петербургской конторы гр.Шереметевых, получал большое жалование и сумел дать своим детям прекрасное образование. Общение с этой средой очень много дало и Марии Алексеевне. Кроме того, перед свадьбой Марии Алексеевны с А.И.Кеслер на приданое А.В.Панова подарила ей 4000 рублей, а после их кражи на постоялом дворе, выслала ту же сумму.

Жизнь в Москве тянулась однообразно. В будни – работа, по воскресеньям – посещение тетушки Марии Максимовны Алабутовой, сестры отца. У Алабутовых Мария познакомилась с их родственником Михаилом, который начал добиваться ее руки. Там же она познакомилась с красивым молодым человеком Александром Ивановичем Кеслером, знакомство с которым продолжалось 2-3 года.

В это время Мария, как и многие другие московские девушки, ходила к знаменитому юродивому-провидцу Ивану Яковлевичу Корейши (+1861, похоронен около храма в Черкизове). Он жил в сумасшедшем доме и пользовался огромной популярностью. Когда Мария с сестрой влюбленного в нее Михаила пришла к Ивану Яковлевичу и та спросила у него благословения на их брак, Иван Яковлевич рассердился, закричал, что не за Михаила, а за Александра выйдет она замуж, потом расстелил ковер, посадил на него Марию и сказал: «Сядь, Маша, будь как панья, но работай, всю жизнь работай, вот тебе девять хлебцев, а три из них сейчас же отдай Богу, а шесть будут у тебя».

Замужество ее произошло, по воспоминаниям С.А.Зерновой, следующим  образом:

«Александр Иванович Кеслер был очень красив, у него было много знакомых и он часто бывал в состоятельной семье Анитовых, где было много дочерей, из которых одна была влюблена в него. Идя к ним на Никитскую, Александр Иванович Кеслер должен был почти всегда проходить по Шереметевскому переулку, где на первом этаже у окна всегда сидела со своей работой Мария Алексеевна.

Однажды он, идя мимо и по обыкновению раскланявшись, вдруг вернулся, зашел в дом и сказал: «Пригласили меня сегодня одни знакомые (Анитовы), я было пошел к ним, да раздумал и решил навестить вас». В скором времени Мария Алексеевна сделалась невестой Александра Ивановича Кеслера.

Как предсказал Корейша, так все и сбылось. Мария  вышла замуж за Александра Кеслера, всю жизнь работала, но жила окруженная счастьем и любовью, имела девять человек детей, из которых трое умерли в раннем детстве. Остальные делились на две группы. Старшая группа состояла из Анны (1850-1907), вышедшей замуж за финансиста Германа Лазарика и скоро овдовевшей, Елизаветы (1857-1937), муж которой был обрусевший армянин врач Григорий Никитович Калустов и Сергея (1853-1906), ставшего врачом. Младшее поколение включало Николая (1861-1892), тоже врача, умершего в молодости, Марии (1863-1937), которая была замужем за помещиком Воронежской губ. Борисом Васильевичем Богушевским и рано овдовела и Софьи (1865-1942), вышедшей замуж за врача Михаила Степановича Зернова (1857-1937).

Софья Михайловна Зернова вела активную деятельность по воспитанию эмигрантской молодежи, сплочению и помощи бедным эмигрантам.

После войны в 1953 г. Софье Михайловне Зерновой на многочисленные пожертвования удаётся купить поместье  Мулэн де Санлис в Монжероне для основания Русского Детского Дома. В 1957 году было решено построить церковь, деньги на нее собирали всем миром. Иконостас храма расписал Григорий Круг - один из талантливейших иконописцев Русского Парижа середины ХХ века.

 

Муж Софьи Александровны был сыном священника о.Степана Зернова (1817-1886), настоятеля церкви св.Николая что на Студенцах  и Николая Явленного на Арбате. Отец Степан крестил детей Александра Кеслера и был их духовником. Он же и хоронил Александра Кеслера, когда тот умер скоропостижно 10 ноября 1870 г. от припадка грудной жабы. Место захоронения неизвестно.

Александр Иванович Кеслер в своей молодости был далек от Церкви, однако несколько мистических случаев с иконой Тихвинской Божией Матери привели его к Богу и дали возможность раскрыться его религиозной и интуитивной природе, которая была унаследована детьми.

 

Фамилию Кеслер унаследовал старший сын Александра – Сергей (1853-1906). В 1879 г. Сергей стал женихом Марии Павловны Мухортовой. Летом он давал уроки  в ее семье – помещиков с. Паханкар Мимского уезда Курской губернии. Их старшая дочь Мария, только что окончившая Екатерининский институт, влюбились в репетитора, и они поженились. После женитьбы мать Сергея – Мария Алексеевна полюбила свою невестку, которая стала ближе к своей свекрови, чем к матери. 3 августа 1882 г. в имении Мухортовых родился первый сын Марии Павловны – Леонид (1882-1971), а за ним Борис (1884-1942) и Евгений (1886-1951).

Сергей Александрович под влиянием дяди Федора Николаевича Панова сначала поступил на юридический факультет, который бросил на третьем курсе и поступил на медицинский факультет. Когда он это сделал, финансовое положение семьи было трудным, а ему вместо одного года предстояло еще пять лет учения. Но это решение было не увлечением, а сознательно обдуманным шагом.  Сергей Александрович был дворянского звания и носил титул надворного советника. Его именем был назван санаторий, находившийся в Москве в Неопалимовском переулке д.17. Похоронен Сергей Александрович на Новодевичьем кладбище.

 

Леонид Сергеевич Кеслер родился 3 августа 1882 г. в имении Мухортовых в с. Паханкар Мимского уезда Курской губернии. Метрическое свидетельство о рождении выдано из Курской Духовной Консистории от 19 сентября 1889 г. за N 8235. В Москве он живет в Неопалимовском пер. д.17 и учится в 7-ой Гимназии, которую оканчивает с золотой медалью в 1902 г. В том  же году он был принят в число студентов Императорского Московского Университета на юридический факультет. С начала 1904-1905 уч. г. Леонид Кеслер был переведен на физико-математический факультет, который оканчивает в 1911 г. Живет он на Остоженке, 1-й Ильинский пер. д.7.

В 1906 г. Леонид Сергеевич Кеслер вступает в брак с Надеждой Александровной Аристовой (род.22 июня 1885 г.). Ее мать Елизавета Васильевна Аристова (Прохорова) (+1940) была двоюродной сестрой известного промышленника, владельца Трехгорной мануфактуры Николая Ивановича Прохорова (+1915). Отец - Александр Петрович Аристов (+1891) был купцом 2-й гильдии из потомственных лесопромышленников, владевших крупными лесными складами на современной Лесной улице и многих доходных домов на Тверской улице. Фамилию Аристовы получили по месту рождения – сельцу Аристово Боровского уезда Калужской губернии. Его брат Михаил был женат на сестре известного режиссера кино – Якова Протазанова, которому Леонид Сергеевич Кеслер оказывал покровительство в начале его карьеры.

Венчание состоялось в Николаевской церкви при доме Московской Духовной Семинарии 12 апреля 1906 г. Венчал их священник о. Николай Воздвиженский с диаконом о. Александром Сперанским.

В свадебное путешествие они отправляются в Ниццу. С собой они приглашают родственника Надежды Александровны - Якова Протазанова.

Их дети: Юрий (род. 4 марта 1907 г.), Маргарита (род.16 апреля 1908 г.) и Леонид (род.18 марта 1915 г.).

С 1909 по 1911 гг. Л. Кеслер отбывал воинскую повинность в Москве и был произведен в прапорщики запаса. С 1911 по 1913 гг. он работает счетоводом в Московском Купеческом банке, а с 1913 по авг.1914  г. до мобилизации на войну - в должности помощника присяжного поверенного.  Во время боевых действий в 1915 г. он был взят в плен, где пробыл сначала в Восточной Пруссии в лагере г. Мюнде, а затем, до конца 1918 г, в Силезии в г. Нейссе.

 

В январе 1919 г. в Рождественский Сочельник Л. Кеслер возвратился домой в Москву и с тех пор этот день отмечался ежегодно как семейный праздник. К этому времени, после национализации жилья, семья Л. Кеслер была вынуждена съехаться с семьей Аристовых в коммунальную квартиру в одном из доходных домов, принадлежащих Михаилу Петровичу Аристову, на углу Тверской и Грузинской улиц по адресу: ул. Горького 49, кв.14, где ныне построен отель «Палас».

С января 1919 г. по апрель 1922 г. Л. Кеслер работал в ВСНХ заведующим финансовым отделом «Продрасмета» и «ЦУСа». С апреля 1922 г. по декабрь 1925 г. в связи с реорганизацией ЦУСа  работал в Госскладе ВСНХ в должности заведующего финансово-счетным подотделом. С декабря 1925 г. по октябрь 1930 г. он работал в ЦКИ НКРКИ СССР в должности ст. инструктора, ученого секретаря и ст. инспектора.

После женитьбы сына Юрия на Валентине Соболевой, они живут вместе на улице Горького вплоть до ухода Юрия на фронт. После войны, на которой Юрий пропал без вести, его семья переезжает из села  Жилино в Москву в связи с началом учебы детей. Вместе с семьей сына проходит остаток жизни Леонида Сергеевича (+1971) и Надежды Александровны (+1964). Оба похоронены на Новодевичьем кладбище в родовой могиле.

 

Юрий Леонидович Кеслер родился в Москве в марте 1907 г. Учился он в школе имени Ф. Нансена N 10, которую окончил в 1926 г. в объеме 9-ти групп. После школы Ю. Кеслер решил поступить в  институт, но не был принят, так как не имел стажа и был сыном служащего. Проработав чертежником и инкассатором, он поступил в Московский Текстильный институт, где проучился с 1928 по 1931 г. За это время он работал на следующих предприятиях: «Приводной ремень» (1928-1929), «Освобожденный труд» (1929), ф-ка им. Калинина (1930), Гос. Шерстомойка в г. Невинномыск (1930), «Гос. Текстильн. Комбинат» в Харькове. В 1932 г. ушел с 4 курса по желанию сменить специальность. Кроме работы, имел много увлечений: хотел стать боксером, интересовался авиацией, мечтал построить планер, изучал астрономию, много времени уделял спорту  и туризму.

Будучи красивым юношей, хорошим товарищем и увлекающимся человеком, Юрий имел много друзей, которые часто собирались в квартире на Тверской. Среди друзей были музыканты, артисты, балерины, певцы и художники. Компания была общей с сестрой Маргаритой.

С 1931 до 1.Х.1937 г. он работает в институте Гидроэнергопроект по Волгострою, Бюро Б. Волги и в Управлении Куйбышевского гидроузла в группе производства работ и отделе сооружений, занимая должности ст. техника, мл. инженера и инженера. В 1932-33 гг. Ю. Кеслер работал по совместительству в отделе производства работ Пермстроя и по ирригации Заволжья.

С 1937 г. Ю. Кеслер работал в проектном бюро Института инженеров водного хозяйства по объекту М.В.С. (осушение) в группе производства работ, занимая должность ст. инженера, занимаясь экстерном в Московском строительном институте им. Куйбышева на гидротехническом факультете.

О разносторонних интересах и увлечениях Ю. Кеслера говорят сохранившиеся членские билеты:

1929 г.- Общество по Земельному Устройству Трудящихся Евреев;

1934 г.- Рабочее общество шефства над деревней;

1934 г.- Ударник выполнения шести условий тов. Сталина;

1935 г.- Международная организация Помощи Борцам Революции;

1935 г.- Всесоюзное Научное Инженерно-Техническое Общество гидравликов и гидротехников;

1935 г.- Всесоюзное Добровольное Общество Пролетарского Туризма и Экскурсий;

1938 г.- Удостоверение:  8 сентября поднялся на вершину Казбека;

1939 г.- Общество «Динамо».

В одном из походов на Кавказ он знакомится с Валентиной Соболевой (1911-1997) – дочери священника о. Иоанна (Соболева), живущей в подмосковном селе Жилино. 17 февраля 1940 г. они вступают в брак, а 16 декабря 1940 г. рождается первый сын – Владимир.

В октябре 1941 г. Юрий Леонидович, ушедший добровольцем на строительство оборонительных сооружений, с 15 октября 1941 г. пропал без вести в районе Смоленска.

В январе 1942 г. рождается второй сын – Михаил.

 

О рождении Маргариты Леонидовны Кеслер сохранилась запись в метрической книге о родившихся за 1908 г, выданная причтом Московской Василие-Кесарийской, что в Тверской-Ямской слободе церкви. В ней значится, что восприемниками были: Потомственный Почетный Гражданин Сергей Васильевич Прохоров и жена Московского купца Елизавета Васильевна Аристова. Таинство Крещения совершал священник Иоанн Ключарев с причтом.

Маргарита в школьные годы увлекалась рисованием и любительскими спектаклями. В 1924-1926 гг. она занималась в танцевальной студии Айседоры Дункан, выступала в Колонном Зале дома Союза, но перевесила тяга к рисованию. Учится Маргарита в Высшей художественной школе при АХРР (Ассоциация Художников Революционной России) у великолепного художника Ильи Пашкова. В 30-е гг. материальное положение семьи было очень тяжелым и Маргарита ради заработка занимается росписью тканей, не забывая и живописи. В 1942 г. Маргариту принимают  в московскую организацию Союза Художников.

В 1950 г. арестовывают мужа Маргариты – известного московского адвоката Федора Тихоновича Макеева, возвращается который лишь в 1957 г. после хрущевской «оттепели».

С 1959 г. Маргарита – постоянный участник самых разнообразных отечественных  художественных выставок. С 1969 г, когда покупается в Париже на выставке советского искусства работа Маргариты, ее живопись постоянно закупается  Министерством иностранных дел СССР для подарков главам иностранных делегаций и украшения интерьеров посольств СССР за рубежом. От Индиры Ганди, которой был подарен понравившейся ей натюрморт, Маргарита получила в благодарность старинный индийский сосуд, который она использовала в своих работах.

Признанием правящей элиты СССР стали ежегодные приглашения на правительственные приемы, которые устраивали жены первых лиц государства – Брежнева, Андропова, Черненко и Горбачева. Там Маргарита была единственной приглашенной художницей страны.

В 1977 г. Министерство Культуры СССР организует персональную выставку Маргариты в Москве, на которой было представлено свыше 120 работ. Дальше в течение семи лет выставка проходит по 28 городам страны, где ее посещают несколько миллионов человек, оставляя восторженные отзывы.

В 1998 г. свыше 500 работ живописи и графики покупаются для продажи на аукционе в Париже, где издается цветной каталог значительной части ее работ.

Работает Маргарита вплоть до своей смерти, наступившей в 1999 г. на 91 году жизни. Похоронена на Новодевичьм кладбище.

 

Леонид Леонидович Кеслер родился 18 марта (с.с.) 1915 г. в квартире родителей на Остоженке (1-й Ильинский пер, дом 7). Крестили Леонида в Ильи-Обыденской церкви 4 апреля 1915 г.  Согласно церковной метрики крестными были «сын надворного советника Борис Александрович Кеслер и купеческая вдова Елизавета Васильевна Аристова».

Вскоре после рождения Леонида семья переезжает сначала в Неопалимовский пер. в санаторий, принадлежащий бабушке Марии Павловне Кеслер (Мухортовой), а затем к другой бабушке – Елизавете Васильевне Аристовой, жившей в доме N 49 по 1-й Тверской-Ямской.

Учиться Леонид пошел в бывшую Флеровскую гимназию у Никитских ворот, славившуюся своими преподавателями.

Жизнь семьи была материально тяжелой и Леонид с 7 класса уже зарабатывает деньги – пишет объявления вместе с братом Юрием.

Кончил школу Леонид весной 1930 г., закончив 7 классов и имея желание самостоятельно обеспечивать себя и помогать семье. В 1931 г. Леонид впервые устраивается на работу в проектную организацию - Бюро Большой Волги на должность ученика-чертежника. Вскоре туда же пришел работать и брат Юрий, вместе с которым проработал 3 года. В 1933 г. Леонид заканчивает курсы гидротехников, а затем работает в тресте «Радиострой», «Мосводстрой» и учится на курсах подготовки в Московский инженерно-строительный институт, в который поступил в 1934 г.

В 1933 г. Леонид знакомится с Таней Кирпичниковой, которая училась в той же школе. Мать ее Регина Станиславовна Преваль была певицей Московского Художественого театра. В 1937 г. они поженились и Леонид переехал в квартиру Кирпичниковых на ул. Огарева. Татьяна была тяжело больна туберкулезом и в 1943 г. она скончалась.

В 1940 г. Леонид заканчивает инженерно-строительный институт, работает в «Нефтезаводпроекте», а с начала войны призывается на фронт.

Леонид прошел всю войну в действующей армии, имел много военных наград, был дважды контужен, но ни разу не ранен. В 1942 г. Леонид вступает в партию, а в 1943 г. во время командировки в Москву  женится на Ирине Викер, с которой был раньше знаком по концертам в консерватории.

После войны Леонид работает в Наркомстрое и других ведомствах строительного профиля. В 1963 г. он переходит на работу в Госстрой СССР на должность помощника Председателя Госстроя – Новикова. В этой должности он часто ездит вместе с Новиковым по стране и за рубеж, встречается со всеми руководителями государства.

В 1976 г. в связи с проведением Московской Олимпиады Леонид участвует в ее подготовке в Оргкомитете под руководством Новикова.

После проведения Игр, Леонид, получив персональную пенсию, работает в институте МНИИП помощником у директора института архитектора Виноградского.

Работа в течение всей жизни совмещалась с посещением консерватории и увлечении спортом – теннисом и горными лыжами. Эти увлечения унаследовал и его сын – Юрий.

В 1982 году рождается внук – Александр, названный в честь прапрадеда – основателя московского рода Кеслер.

В 1985 г. жена Леонида – Ирина скончалась и в его жизнь вошла другая жена - Марта. Отношения с семьей сына стали трудные и пришлось разъехаться. Вскоре Юрий, а затем и его жена Лариса с сыном переезжают на постоянное жительство в Америку. В 2001 г. Леонид навещает их в Денвере, где Юрий под влиянием сына принимает Православие и с которым у Леонида устанавливаются самые теплые отношения.

Скончался Леонид в возрасте 90 лет и похоронен на Немецком кладбище рядом с Ириной Викер.

 

о. Иоанн (Соболев)

Родился о.Иоанн (Соболев) 8 августа (ст.ст) 1883 г. в селе Богородском-Ватутенки Московской области Подольского уезда Красно-Пахринской волости в семье священника – о. Иоанна. Он был третьим ребенком в семье, которая насчитывала семерых детей. Школы вокруг не было и Ивану приходилось ходить на близлежащую фабрику к жене директора, которая согласилась учить мальчика грамоте. Когда Ивану исполнилось девять лет, его отправили в Перервинское духовное училище. Училище находилось далеко и приходилось нанимать подводу у состоятельного мужика, который отвозил маленького Ивана до станции Бутово, отстоящей от села на 18 верст. Отец, болевший туберкулезом, рано скончался (+1903), и дети остались на попечении матери – Александры Ивановны (+1932). Лишившись отца на втором году обучения, Иван был переведен на полное казенное содержание.

В 1896 г. по окончании училища Иван поступает в Московскую Духовную Семинарию. Имея хороший голос, дикцию и слух, он увлеченно занимается хоровым пением и на пятом году обучения становится канонархом и псаломщиком. С тех пор и до конца своей жизни о. Иоанн любил церковное пение и мог сам хорошо управлять хором. Ректор, архимандрит Анатолий советовал Ивану перед окончанием семинарии постараться набрать нужное количество баллов для возможности попасть на казенный счет в Духовную Академию, но это не получилось и в 1903 г. обучение закончилось.

Ректор предложил место учителя в начальной школе при Московском Златоустовском монастыре, куда и поступил молодой выпускник семинарии. Это была школа, где учились одни мальчики, человек тридцать. При школе находилась и квартира учителя. Но учительствовать пришлось недолго. Промысел Божий приводит его на путь священства. Случилось это следующим образом.

Однажды в школе появился диакон из села Петровское близ Угреши, который надеялся узнать у Ивана адрес его друга – семинариста. Того знали в семье умершего священника села Петровское отца Павла (Архангельского) (+1905) и надеялись на то, что тот займет его место, женившись на дочери о. Павла - Марии. Зная о намерении своего друга не принимать священства, Иван решил сам поехать в Петровское и предложить свою кандидатуру в священники. Началось сватовство, которое закончилось к Пасхе и завершилось свадьбой 6 мая 1905 г. Затем, 15 мая Иван был рукоположен в диаконы, а 25 мая в священники в храме Христа Спасителя двумя викарными епископами Серафимом и Никоном. Так началась пастырская деятельность о. Иоанна.  

В селе Петровском было два храма: летний во имя свв. Апостолов Петра и Павла и зимний – Никольский, относящиеся к усадьбе Петровское, последними владельцами которой в период 1890-1917 гг. были князья Барятинские. Никольская церковь, стоящая в парке над Москвой рекой, была заложена, по-видимому, еще боярином И.М. Милославским – противником Петровских преобразований, построившим церковь в традициях зодчества ХVΙ в. Это небольшой кирпичный храм, завершенный стройным декоративным шатром, с пристроенной трапезной и апсидой.

Петропавловская церковь, построенная бывшими владельцами усадьбы Демидовыми (1805-1812 гг.) в 1805 г. в стиле классицизма, служила семейной усыпальницей. На колокольне, верх которой был перестроен в конце ХΙХ в., был прекрасный набор колоколов, самыми значительными из которых были в 640, 312 и 90 пудов. С высокой горы, на которой стояли храмы села Петровское, были видны соседние приходы: Остров, Ирининское, Беседы, Угреша. Большой колокол в Угреше, весивший 1000 пудов, задавал тон всей округе.

Служение о. Иоанна началось в летнем Петропавловском храме в дни празднования его 100-летия. По воспоминаниям о. Иоанна, его неопытность и отсутствие хора не позволили ему отметить это торжество как следует. Вскоре село Петровское посетил Митрополит Владимир, отдыхавший в то время в Угреше, и отметил хорошую службу о. Иоанна.

Кроме богослужебной деятельности, о. Иоанн ведет в селе большую общественно-просветительскую деятельность: возглавляет Церковный Совет, создает Общество трезвости, Общество потребителей, Народный дом, устраивает народные чтения, спектакли и прочее. Приход был небогатым, так что пастырскую деятельность приходилось совмещать с хозяйственными работами. На хоздворе дома находились две лошади, две коровы, мелкий скот и птица. Надо было пахать, сеять, жать  и т.д., то есть жить вполне крестьянской жизнью, обеспечивая семью всем необходимым. Вскоре родились три дочери: Валентина (1911), Людмила (1913) и Ангелина (1915).

В годы революции о. Иоанн был «раскулачен». В село Петровское была сослана семья князя Оболенского и о. Иоанн принял ее в свой дом. Оболенские были родственниками графа Павла Сергеевича Шереметева, на свадьбу которого в усадьбу Остафьево были приглашены и о. Иоанн с матушкой. Так промыслительно с Шереметьевыми соединилась семья Соболева (старшая дочь Валентина выйдет в дальнейшем замуж за Юрия Кеслера – по семейному преданию потомка незаконнорожденной дочери графа Дмитрия Шереметева, а в дальнейшем Валентину и последнего прямого потомка рода Василия Шереметьева с его семьей свяжет многолетняя дружба, вплоть до его кончины).

 В 30-е гг, как и большинство других священнослужителей, о. Иоанн был репрессирован, провел некоторое время в Бутырской тюрьме, а затем выслан на поселение в гг. Владимир и Ковров, где служил в местных приходах.

В 1931 г. о. Иоанну было разрешено вернуться и он назначается настоятелем Успенского храма села Жилино Раменского района. Туда был перевезен из Петровского дом с хозяйственными постройками, где о. Иоанн продолжал с матушкой прежнюю крестьянскую жизнь, но в гораздо меньшем объеме. За деятельность по сбору средств в годы Великой Отечественной войны о. Иоанн был награжден медалью «За доблестный труд».

В 1946 г. он был переведен в Москву в церковь Воскресения Словущего в Брюсовском переулке, а в 1948 г. – настоятелем в Троицкую церковь поселка Удельная. Вскоре после этого о. Иоанн назначается Благочинным церквей Раменского округа Московской епархии. В этом приходе в 1955 г. торжественно отмечалось 50-летие пастырского служения о. Иоанна. Святейшим Патриархом Алексием он был награжден патриаршей грамотой и правом ношения второго наперсного креста.

Помимо пастырского служения о. Иоанн с большим усердием исполняет все возложенные на него церковные послушания: является благочинным церквей Раменского округа, состоит членом Пенсионного Комитета Московской Патриархии, членом Епархиального Совета Московской епархии. В 1957 г.  он был членом Комитета по подготовке и проведению Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве, принимал в храме в Удельной многочисленные делегации церковных деятелей. За усердное служение Церкви о. Иоанн был удостоен всех церковных наград, включая служение Божественной Литургии с открытыми Царскими вратами. В 1960 г.  он награждается третьим Крестом.

В 1965 г, в 60-ю годовщину своего служения, о. Иоанн определением Святейшего Патриарха Алексия назначается настоятелем в Богоявленский патриарший кафедральный собор в Елохове. Ко дню Святой Пасхи он получает из рук Его Святейшества церковный орден св. князя Владимира П степени, а в день празднования Казанской иконы Божией Матери за Божественной Литургией протоиерей о. Иоанн возводится в сан протопресвитера. В 1969 г. Святейшим Патриархом Алексием он был награжден патриаршей грамотой «В благословение за усердные труды во славу Святой Церкви».

Отец Иоанн в своем служении Церкви обладал и замечательным проповедническим даром. В своих воспоминаниях он так описывает свое первое появление в патриаршем соборе: «Мой малый рост сделал то, что в толпе я услышал голос: «Хуже то не нашли?». На это другие возражали: «А ты послушай, как он исповедь проводит общую». На первой неделе поста я проводил первую исповедь и очень успешно. Произнес еще две проповеди и на этом дело обошлось». В архиве о. Иоанна сохранились заготовки этих проповедей, по которым можно судить о том, с каким тщанием они готовились. В 1972 г. в Журнале Московской Патриархии печатается одна из проповедей о. Иоанна, посвященная православному храму, его духовным сокровищам.

Прослужив в Патриаршем соборе до 90-летнего возраста, о. Иоанн при Святейшем Патриархе Пимене в 1973 г. уходит на покой, оставаясь еще на некоторое время в должности Председателя Пенсионного Комитета при Священном Синоде. Земная жизнь о. Иоанна закончилась 25 января 1976 г.на 93 году жизни в день рождения его супруги – Марии Павловны, скончавшейся на три недели раньше его. Оба они похоронены  на Малаховском кладбище.       

 

Мария Павловна Соболева (Архангельская)  родилась в 1882 г. в селе Петровское близ Угреши в семье потомственного священника Павла Афанасьевича Архангельского (1834-1905) и его супруги Александры Ильинской (+1915). В семье было 10 детей, двое из которых стали псаломщиками, один священником, а Александр Павлович стал знаменитым дирижером церковного хора.                          

Оставаясь последней в доме отца, после его смерти Мария по принятому в те времена порядку в 1905 г. выходит замуж за претендента на приход села Петровского – Ивана Соболева. Сохранившееся приглашение на свадьбу гласит: «Иван Иванович Соболев в день бракосочетания своего с девицею Мариею Павловной Архангельской покорнейше просят Вас пожаловать на бал и вечерний стол сего 6-го мая 1905-го года в дом вдовы Архангельской в селе Петровском близ Угреши (Московск. уезда). Венчание имеет быть в Николаевском, села Петровского храме, в 6 час. вечера».

Окончив гимназию, Мария какое-то время работает в Москве кассиром в знаменитых до сих пор Сандуновских банях. Её жизнь протекает в заботах о хозяйстве и трех дочерях: Валентине (1911), Людмиле (1913) и Ангелине (1915). Как жена священника, Мария Павловна разделяет все трудные и светлые события его жизни, прожив вместе 71 год. Скончалась Мария Павловна в возрасте 94 лет  2 января 1976 г. за 23 дня до кончины супруга. 

Валентина Ивановна Соболева (Кеслер) родилась 17 февраля 1911 г. в с. Петровское близ Угреши Люберецкого района Московской области в семье священника о. Иоанна (Соболева). Училась в школе, располагавшейся тогда в стенах закрытого Угрешского монастыря, расположенного в нескольких километрах от с. Петровское. Поступив на работу в Москве, вынуждена была каждый день ходить пешком через лес до станции Люберцы, расположенной на расстоянии порядка 10 км. Работать приходилось в разных организациях по разным специальностям, т.к. дочь священника брали на работу не везде. Во время отпуска много путешествовала, в т.ч. по Кавказу, где и познакомилась со своим будущем мужем Юрием Кеслер. Они вступили в брак 17.02 1940 г. В декабре рождается первый сын – Владимир, а в июне 1941 года Юрий отправляется на строительство оборонительных сооружений и в октябре пропадает без вести. Валентина возвращается в родительский дом в с. Жилино и в январе 1942 г. рождается второй сын – Михаил. В период с 1.10.1943 г. по 20-10 1946 г. работала истопником-уборщицей при церкви с. Жилино.

Ко времени поступления детей в школу Валентина переезжает в московскую квартиру родителей мужа и занимается их воспитанием до того времени, когда становится возможным подрабатывать преподаванием на курсах кройки и шитья.

В конце 60-х гг. Валентина устраивается на работу в Институт иностранных языков лаборантом на кафедру педагогики и работает там вплоть до ухода на пенсию, когда появляется необходимость переезда в Удельную после смерти сестры Ангелины в 1990 г.

Скончалась Валентина 15 октября 1996 г. и похоронена в семейной могиле на Малаховском кладбище.

 

Людмила Ивановна Соболева родилась 04.08.1913 г. в с. Петровское близ Угреши Люберецкого района Московской области в семье священника о. Иоанна (Соболева).  Училась в Ухтомской школе, которую окончила в 1931 г.

С 1932 г. Людмила работала в различных организациях, куда принимали её как дочь священника, в т.ч. в 1932 г. в тресте зеленого строительства и Архитектурно-планировочном Управлении Мосгорисполкома чертежницей-копировщицей, в 1933 г. во ВНИЛАМИ, в 1935 г. в строительной конторе, в 1937 г. в «Банпрачпроекте». С 1942 г.  и до выхода на пенсию в1968 г. Людмила проработала бессменно секретарем в аспирантуре Академии коммунального хозяйства и за долголетнюю и добросовестную работу многократно награждалась почетными грамотами. С ноября 1941 г. Людмила была мобилизована  на дровозаготовки, работу в Р.В.К., на торфоразработки, за что была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и затем памятными медалями в честь 50-летия и 60-летия победы, а также 800-летия Москвы. Помимо работы Людмила была основной помощницей матери – матушки о. Иоанна. Будучи благочинным Раменского района, о. Иоанн принимал в своем доме множество людей и такая помощь была необходима. Оставаясь незамужней, Людмила всю свою любовь отдавала детям старшей сестры, являясь крестной Владимира. Во время старости и после смерти родителей на Людмиле держался весь дом с присущей ему традицией гостеприимства, тишины и порядка.

Скончалась Людмила в глубокой старости в возрасте 96 лет 28.12.2009 г. и была похоронена на Малаховском кладбище. 

 

Ангелина Ивановна Соболева родилась 30.06.1915 г. в с. Петровское близ Угреши Люберецкого района Московской области в семье священника о. Иоанна (Соболева). После окончания школы и непродолжительной работы Ангелина поступает в 1938 г. в Московский инженерно-строительный институт, который оканчивает в 1943 г. по специальности теплоснабжение и вентиляция.

 С 1943 по 1962 г. Ангелина работает в проектной организации Главсевморпути, а с 1962 по 1972 г. в ЦНИИЭП лечебно-курортных зданий.

В 1955 г. Ангелина выходит замуж за своего сослуживца Макарова Сергея Александровича (+1978) и он переселяется в дом жены – в Удельную.  Брак между ними был расторгнут в 1971 г.

Ангелина страдала гипертонией и после болезни скончалась 24.09.1990 г. Похоронена была на Малаховском кладбище.

 

Владимир Юрьевич Кеслер родился 16 декабря 1940 г. в семье, где в его отце соединились корни курских помещиков Мухортовых, служилых дворян Кеслеров, купцов лесопромышленников Аристовых и мануфактурщиков Прохоровых. В материнской линии преобладало духовенство.  Родился он в Москве в доме родителей отца, который вскоре после начала войны отправляется на строительство оборонительных сооружений и пропадает без вести. Мать перевозит Владимира в дом своих родителей, в с. Жилино под Москвой, где и проходит все детство вплоть до поступления в школу и переезда назад в Москву в дом дедушки и бабушки по отцовской линии. Учился он ниже своих возможностей, зато без особых усилий.

После окончания школы, Владимир поступает в Московский архитектурный институт. Во время учебы Владимир увлекается старинной архитектурой, много путешествует, что и определяет его дальнейший жизненный путь реставратора. С преподавателем кафедры истории архитектуры Е.Н. Морозкиной он выезжал на обмеры древних храмов Пскова, что было началом его будущей деятельности. Дипломный проект был посвящен музею-заповеднику деревянного зодчества.

После учебы и отработки по распределению в НИиПИ Генплана г. Москвы Владимир по уже наметившемуся призванию пошел в Центральные научно-реставрационные мастерские. Там молодому специалисту была поручена не очень полюбившаяся реставраторам тема «Шушенское – место ссылки В.И.Ленина». Рамки идеологии и политики никогда не мешали Владимиру, он не делал выбора, а шел своим путем, находя свой интерес во всем.

В 1969 г. Владимир женится на своей сотруднице по институту реставрации – Ларисе и в1971 г. появляется сын – Павел.

Несколько лет Владимир работает на кафедре архитектуры Института дружбы народов и много путешествует по Средней Азии, привозя из командировок не только старинные вещи, но и множество новых знакомств. Он участвовал в научных темах по особенностям национального жилья и планировки древних городов Средней Азии на примерах Бухары, Самарканда, Пенджикента, а также вел дипломные работы иностранных студентов.

Следующий творческий этап связан с постоянной работой в течение более 30-ти лет в институте Спецпроектреставрация. Здесь он с любовью занимался интереснейшими местами, связанными с жизнью известных деятелей и историей России: уже родная Псковская область, Дагестан, Куликово поле, шолоховская станица Вешенское, родина Ф.Тютчева – Овстуг, тургеневское Спасское-Лутовиново, толстовская Ясная Поляна, есенинское Константиново, Поленово, Шахматово, Болдино,  подмосковные Суханово, Абрамцево, Мураново, Мелехово, Архангельское, Горки Ленинские и, наконец, Соловки. Всего около 30 заповедников. Кроме того, на благотворительных началах было сделано несколько проектов для монастырей и церквей.

В «смутные» 90-е гг. Владимир становится вице-президентом культурно-досуговой организации «Россия» при министерстве культуры РСФСР.

Творческая деятельность В.Ю.Кеслера отмечена следующими наградами: медаль «За трудовое отличие», 1986 г; значок «За отличную работу» Министерства культуры СССР, 1990 г; звание «Заслуженный деятель искусства РФ», 1996 г; действительный член (академик) Академии Архитектурного Наследия, 2001 г; Федеральный архитектор-координатор по музеям-заповедникам РФ, 2000 г; член Союза художников РФ, 2008 г; действительный член Императорского Палестинского Общества, 2009 г.

Как большой любитель старины, Владимир был смолоду собирателем. В квартире на Тверской у него был маленький «музей», где он выставлял свои «ценности» - осколки русского быта и искусства: иконы, привезенные с «пепелищ», предметы народного творчества, мелкую медную пластику, изразцы, фрагменты архитектурных украшений, старинные монеты и открытки на разные темы. В этом музее находилась и его фотолаборатория, где он постоянно занимался проявкой и печатью фотографий, привозимых в огромном количестве из разных концов большой тогда страны.

Позже Владимир профессионально занимался цветной панорамной фотографией, где раскрылась его любовь к русскому ландшафту, объединяющему природу и человека (архитектуру). Его фотографии экспонировались на нескольких выставках и сохранились в музеях-заповедниках.

У Владимира были друзья, с которыми он общался с самого раннего детства, и множество приобретенных в течение кочевой жизни приятелей и знакомых, среди которых он не различал больших и малых. Он любил людей, любил праздничную атмосферу и создавал её для людей. Однако это не мешало Владимиру оказывать внимание своим тетушкам: Маргарите Кеслер и Людмиле Соболевой.

Заболев в 2008 г. раком мозга, Владимир скончался 11 октября 2009 г. и был похоронен на Малаховском кладбище.

 

Михаил Юрьевич Кеслер родился 31 января 1942 г. в селе Жилино под Москвой в доме деда о. Иоанна (Соболева), служившего в храме Успения Б.М., расположенном рядом с домом. Детство прошло в Жилино в церковной среде, вместе с мамой, старшим братом Владимиром, двумя сестрами мамы и дедушкой с бабушкой. Крестной стала сестра мамы - Ангелина (+1990). Когда наступила пора идти в школу, мама с двумя детьми переехала в Москву в квартиру родителей мужа, пропавшего без вести в начале войны. Жили на улице Горького, а в мальчиковую школу ходили на «Тишинку», в школу № 127. Сначала учились вместе с братом в одном классе, хотя М. было всего пять лет, но после болезни в школу он пошел уже на следующий год. Несколько лет сидел на одной парте с Валерием Гурковым, дружба с которым продолжается до сих пор. Каждое лето семья ездила на отдых в Латвию (Дзинтари), где на церковной территории были расположены дачи, в которых отдыхали семьи латвийского священства и профессоров Московской Духовной Академии. Многие из той детской компании стали друзьями на всю жизнь.

 После школы в 1959 г. М. поступил в Московский Архитектурный институт, куда годом раньше уже поступил старший брат. Произошло это с помощью маминой сестры Людмилы, работавшей в те годы в аспирантуре Академии коммунального хозяйства, где преподавала педагог из МАРХИ – Зелинская, которая и устроила поступление. Институтская жизнь была интересной, тогда еще преподавали такие величины, как Брунов и Бунин, но, к сожалению, осознание этого пришло позднее, а тогда увлекала больше студенческая «вольница». Руководителем по проекту был Гераскин, а на дипломе Попов. С товарищами по группе Ковалевым, Редкобородым, Филипповым, Нестеренко, Вороновым и др. не потерялся контакт  и в последующие годы. Однокурсник с «ЖОСа» Плишкин помогал при поступлении в институт сына Ивана, с «Градо»  Матвиенко – сына Петра.

После института в 1965 г. М. получил распределение в Центральный научно-исследовательский институт промышленных зданий и сооружений Госстроя СССР. Попал в отдел легкой и пищевой промышленности, руководил которым В.Сафонов - чрезвычайно опытный и увлеченный своим делом человек. Работал в группе А.Дубсона по тематике текстильных предприятий. Коллектив отдела был очень дружным: связывала не только работа, но и совместные увлечения и отдых: поездки на горных лыжах, велосипедах, на море, за рубеж. Очень дружен был с Э.Овсепяном, армянский круг знакомых которого стал наиболее близок в течение многих лет. Когда в отделе появилась новая сотрудница – Наташа, она входит в эту компанию и вскоре становится женой М, который в это время учится в аспирантуре, одновременно оставаясь работать в отделе и подрабатывая на «халтурах». С появлением сына Юрия и учебой жены в Институте иностранных языков аспирантуру пришлось бросить. С 1970-х гг. начинается «смутное время» в связи с семейными нестроениями и «холостой» жизнью, переходом на работу в институт «Росгипроместпром», смертью деда, бабушек и др. Переход в проектный институт позволил окунуться в проектную практику, чего недоставало в ЦНИИПЗ и пригодилось в дальнейшем. Работа там оказалась очень плодотворной, насыщенной поездками, учреждением должности главного архитектора института на уровне зам. гл. инженера и участие в работе руководящих органов института. Однако это привело к предложению вступить в КПСС и возвращению назад в ЦНИИПЗ, сославшись на склонность к научной работе и необходимость закончить аспирантуру.

С 80-х гг. в жизнь М. меняется с появлением Ирины и рождением в 1980, 1981, 1982 и 1989 гг. детей: Анны, Ивана, Марии, Петра. Знакомая Ирины по роддому Людмила возвращает М. в церковную жизнь, знакомит с о. Глебом /Каледа/ (+1994), который благословляет заняться храмовой архитектурой, что во многом определяет весь дальнейший строй жизни. Так называемая «научная» деятельность в ЦНИИпромзданий, куда снова пришлось вернуться, весьма располагала к занятию новой темой – храмовым зодчеством. Тогда был создан основной багаж теоретического материала, который так неожиданно пригодился после «перестройки» и началом храмоздательной деятельности в России. В середине 80-х гг. была написана первая работа по символике православного храма, составленная по многочисленным источникам, собранным их подборки журналов ЖМП, сохранившихся в доме деда и книг из библиотек Московской и Ленинградской духовных семинарий, куда был получен доступ по ходатайству церковных знакомых. Тогда же был первый опыт создания нормативного документа по строительству храмов, который был передан А.Д. Недовичу, работавшему тогда при Московской Патриархии. К тому времени относится и сотрудничество с Издательским Отделом Московского Патриархата, по заданию которого пишется история храмоздательства к 2000-летнему юбилею Христианства на Руси, печатается статья по архитектуре Дивеевского монастыря, тогда еще закрытого, целый ряд статей в Московском Церковном Вестнике. Примечателен факт, что первая встреча в редакции с о. диаконом Александром Мумриковым состоялась в день празднования памяти св. Иоанна Русского, иконку которого, привезенную из Турции, подарил М. преподаватель ЛДА, которому М. передал свою работу по символике храма.

 

К концу 80-х гг. после участия в конкурсе на проект храма-памятника в честь 1000-летия Христианства на Руси и работе по воссозданию Ново-Голутвина монастыря, когда стало очевидно, что это дело не светских специалистов, появляется мысль о создании специализированной проектной организации при Московской Патриархии. К тому времени группа архитекторов, остававшаяся при Свято-Даниловом монастыре после работы по его реставрации, рассеялась. Новая организация, названная «Арххрам», была создана М. совместно с А. Оболенским в 1991 г. при ХОЗУ МП. Директором стал А. Оболенский, а М. было благословлено духовником официально оставаться на прежнем месте. В ЦНИИпромзданий работы практически не было и можно было параллельно заняться новым увлекательным делом – проектированием храмов. Первыми заказами стали приходская церковь в селе Тойси в Мордовии и храмовый комплекс в г. Печора в Коми. Потом была работа по реконструкции храма в Бутырской тюрьме, по храму в г. Урай Тюменской области, застройке территорий подворий Оптиной пустыни и Афонского Пантелеимонова монастыря в Москве, организации конкурса на проект храма «На Крови» в Екатеринбурге и др.

Накопившийся теоретический и практический материал по храмовой архитектуре требовал обобщения и научной обработки. В 1989 г. М. поступает в аспирантуру МАРХИ под руководство замечательного ученого, педагога и православного человека Т.Ф. Саваренской. Однако, на кафедре истории архитектуры и градостроительства требовалась специфическая тематика и выбор темы падает на монастырские ансамбли ХΙХ в. Был собран огромный материал, в те годы еще доступный в БИЛ и институте искусствознания. Однако жизнь требовала не историко-архитектурных работ, а работ, которые могут быть использованы в практической деятельности. Тогда пришлось изменить тему диссертации. Она стала называться «Традиции церковного зодчества в современном храмостроительстве». Но и этой работе не суждено было быть законченной. Очевидно, тогда еще не было достаточного опыта для того, чтобы делать какие-то выводы. Нужны были еще годы для осмысления темы. Кроме того, надо было содержать большую семью в самые трудные годы безудержной инфляции. Большую помощь в те годы оказывала Церковь с ее гуманитарной помощью за участие в преподавательской деятельности в Свято-Тихоновском Богословском институте и курсом лекций по храмовой архитектуре при храме свт. Митрофана Воронежского. Этот лекционный курс со слайдами имел продолжение в МАРХИ, МИСИ, Академии Реставрации и на семинарах СА в Суханово.

В 1993 г. по инициативе М. в Хозяйственном Управлении Московского Патриархата впервые было проведено совещание с участием священства, искусствоведов, архитекторов и художников, посвященное вопросам современного храмостроительства, в решении которого был пункт о необходимости  организации специальных курсов для архитекторов-профессионалов, осуществляющих подготовку специалистов-практиков и историков храмостроительства на основе богословских знаний, в том числе в области литургики. К сожалению, сразу это предложение осуществить не удалось, так как оно не было подкреплено  церковным Определением.

В 1994 г. М. добивается включения в Определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви (29 ноября - 4 декабря 1994 г.) «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Церкви» пункта, где было сказано: «Считать необходимым организовать на базе высших духовных учебных заведений специальный курс для знакомства с основами литургики и традициями отечественного храмостроения профессиональных архитекторов, проектирующих православные храмы. Считать также полезным изучение в духовных школах будущими пастырями и практическими церковными работниками основ храмостроительства...». Однако это Определение Архиерейского Собора не было реализовано, в том числе из-за отсутствия в то время необходимой учебно-методической и нормативной базы.

В 1995 г. в Православном Свято-Тихоновском Университете на факультете церковных искусств был подготовлен курс по повышению квалификации для дипломированных архитекторов «Православное храмостроительство» однако по ряду причин осуществить этот проект также не удалось.

Пробел в специальной подготовке профессиональных архитекторов, занимающихся проектированием храмов, частично  был восполнен семинарскими занятиями, организованными М. совместно с Союзом Архитекторов России. Такие семинары  были проведены в 1994, 1995, 1999 и 2007 гг. и получили признание в кругу заинтересованных архитекторов-практиков.

На проводимых Союзом Архитекторов России фестивалях зодчества, на которых среди прочих демонстрировались проекты храмов, М. организовал специальные призы от центра «Арххрам» Московской Патриархии за относительно лучшие проекты православных храмов, что являлось определенным ориентиром для всех участников.

Попыткой собрать мнения ведущих теоретиков архитектуры по проблемам современного храмостроительства стала научная конференция, проведенная в ноябре 1996 г. в период проведения выставки «Архитектура и религия», организованная М. с участием Российской академии архитектуры и строительных наук и центром «Арххрам». Сборник докладов конференции, под общей редакцией М, выпущенный отдельной брошюрой, названной «Храмостроительство в России. Традиции и современность», стал первым изданием, целиком посвященным проблеме храмоздательства. 

Промыслительно сложилось так, что для продолжения давно начатой работы по созданию нормативного документа по храмоздательству у М, сложились самые благоприятные условия. Во-первых, уже была первая редакция документа, во-вторых, в здании института ЦНИИПромзданий находился издательский центр по нормативным документам ГУП ЦПП, в-третьих, в отдел нормирования Госстроя перешла работать Л.А. Викторова, с которой М. последние годы работал в институте, в-четвертых, на прошедших выставках, где были представлены работы «Арххрама», М. были получены заверения Председателя Госстроя Басина, что Госстрой поддержит предложение по созданию нормативного документа. Через год работы над документом, Свод Правил СП 31-103-99 был утвержден в 2000-й юбилейный год Рождества Христова. Известие о том, что получено благословение Патриарха Алексия ΙΙ на издание, М. получил 31 января – в день своего рождения, в тот же день, когда 10 лет назад первая редакция была передана в МП А. Недовичу.

Другим важным делом, под знаком которого прошел 2000-й год, стала подготовка и проведения международной конференции по храмоздательству, которая была названа «Христианский храм. Идея и образ». Идея проведения конференции в Москве пришла, когда на Конгрессе МСА в Пекине, где М. был в качестве представителя России по Программе МСА по культовым сооружениям,  М. услышал от  руководителя Программы о прекращении деятельность группы. Провести встречу группы в юбилейный год 2000-летия Р.Х. именно в православной Москве  показалось очень  значимым. Получив поддержку таких влиятельных людей, как Председатель СА Ю.П. Гнедовский, зам.председатель РААСН А.В. Иконников и ректор МАРХИ А.П. Кудрявцев, М. с сентября 1999 г. по октябрь 2000 г. занимался этим мероприятием, которое прошло достаточно успешно. Работа по подготовке конференции отнимала много времени, поэтому пришлось отказаться от должности руководителя подразделения в ЦНИИПЗ.

Следующий, 2001 г. был посвящен подготовке к изданию антологии материалов о православном храме и учебного пособия по храмоздательству. Был заключен договор со Стройиздатом, интерес к теме проявил и ГУП ЦПП, опубликовавший несколько анонсов о предстоящих выпусках. Однако много времени заняла работа по составлению антологии, которая в целом была сверстана лишь к концу года и, кроме того, появилось сразу три заказа на проектирование новых храмов в Москве и Подмосковье. Работу над учебным пособием временно пришлось приостановить, к тому же опыт реального проектирования и строительства мог быть очень полезен для составления пособия. В конце года поступило предложение от редакции вновь созданного журнала «Приход» о сотрудничестве и было решено начать печатать журнальный вариант пособия.

В развитие нормативного Свода Правил М. разработал трехтомное пособие по проектированию и строительству «Православные храмы», выпущенное центром проектной продукции (ФГУП ЦПП) в период 2003-2004 гг.  и учебное пособие для специальности архитектура: «Храмостроительство: духовные основы, традиции, современная практика», выпущенное ООО «ЦПП» в 2010 г.

Большое значение в жизни М. приобрел Афон, где он побывал 5 раз, причем первый раз в 1996 г., по приглашению греческой стороны для консультаций по воссозданию русского Андреевского скита.

В 2005 г. М.  разработал Государственный образовательный стандарт среднего профессионального образования по специальности 2901 «Архитектура», утвержденный Министерством образования Российской Федерации. На основе этого стандарта в Государственном образовательном учреждении среднего профессионального образования  - Колледже архитектуры и менеджмента в строительстве N 17 с 2005 г. была организована группа слушателей повышенного образовательного уровня из числа выпускников колледжа. Там М. в период 2006-2011 гг. преподавал все дисциплины, относящиеся к православной храмовой архитектуре. В 2011 г. М. участвует в создании Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования, разрабатываемого в МАРХИ.

М. – постоянный участник секции «Сохранение традиций русского храмостроения» Рождественских чтений, член Экспертно-консультативного совета Московской епархии, председатель комиссии Союза архитекторов России по культовым зданиям, автор рубрик по храмовой архитектуре журналов «Приход» и «Церковный строитель».

В 2012 г. М.  работает над созданием СD диска «Обустройство, сохранение, восстановление  и строительство храма», предназначенного для приходских нужд; участвует в подготовке сборника статей «Русский храм. 21 век»; издает лекционный курс «Основы мировых религиозных культур», начинает работу в Российском Православном Университете в должности зам. заведующего кафедрой-мастерской архитектуры. Там выступает с инициативой создания Синодальной комиссии МП по храмоздательству и Международного братства православных храмоздателей.

М. - автор построек и проектов православных храмов и комплексов в Москве, Балашихе, Жуковском, Бутово, Люберцах, Константиново, Урае, Печоре, Беслане, Брянске, Ростове на Дону, Элисте, Конаково, Федурново, Париже и др., а также зданий иного назначения.

Награждён: Святейшим Патриархом Алексием ΙΙ Орденом прп. Сергия Радонежского за храм на Бутовском полигоне, Святейшим Патриархом Кириллом медалью св. бл. кн. Даниила Московского за храм при Московском Университете МВД России, грамотой митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия за больничный храм в г. Жуковский, многими дипломами и грамотами Союза Архитекторов России, в том числе в 2002 г. за экспозицию по храмостроительству России на Конгрессе Международного Союза Архитекторов в Берлине, дипломом Правительства Москвы «За лучшую реставрацию».

Архитектор Кеслер

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *