Кеслер Михаил Юрьевич, архитектор

  • архитектурно-проектные работы;
  • консультации;
  • экспертиза;
  • лекции;
  • членство в жюри конкурса;
  • руководство курсовым и дипломным проектированием.

Контакты

  • Телефоны:  8 926 968-53-14;  
  • E-mail: mihailkesler@mail.ru
  •  

Православное храмовое (церковное) искусство

Церковное искусство — искусство (от церк.-слав. искусьство, ст. слав. искоусъ — опыт, испытание), находящее свое воплощение в границах Церкви, очерченных рамками св. канонов и уставов, имеющее богослужебное употребление и поставляющее своей целью прославление Бога и раскрытие церковного учения.

Под церковностью любого вида искусства понимается его отношение к догматике Церкви и её взгляду на место и роль искусства в жизни Церкви. Если искусство стоит на позиции подчинения себя опыту Церкви с целью воплощения в свойственных искусству образах провозглашаемых Церковью истин, то такое искусство церковно.

читать далее...

Тенденции развития современного храмоздательства в России

В докладе представителя Финансово-Хозяйственного Управления РПЦ, ответственного за современное храмоздательство, на молодежной конференции в рамках Рождественских чтений 2019 г. в Московском Архитектурном институте были сказаны две фразы, на которые хочется сделать следующие замечания.
1. «… в последние годы вновь зазвучала тема поиска современного облика православного храма. И именно сейчас нам особенно нужны новые взгляды, новые идеи, новые проекты. Создавая новые проекты, важно находить баланс между старым и новым, традицией и современностью, используя исторический опыт.
2. Что мы сейчас с вами оставим, то пребудет в веках! Потому что храмы – это не дома, при Хрущеве построенные, которые через 50 лет сносят. Это на 500 лет, как минимум. Мы должны верить, что это на века».

читать далее...

Чудеса или совпадения?

Часто трудно бывает определить, что из событий твоей жизни является обыденным и случайным, что промыслительным и что чудесным. Чудес, п0-настоящему, вокруг нас совершается очень много, но мы, как правило, этого не замечаем. И только какие-то совершенно необычайные события заставляют нас задуматься об их чудесном происхождении.

 

  1. Исцеления

Это было в 1986 году. Тогда еще иеромонах Зиновий (ныне митрополит Мордовский), будучи близким нашей семье человеком, пригласил меня в свою очередную поездку на Кавказ, к монахам-пустынникам. Была договоренность, что я приезжаю в Касторное, где тогда служил батюшка, и оттуда мы отправляемся на машине, нагруженной припасами для пустынников, на Кавказ. По дороге я почувствовал такие сильные рези в желудке, каких у меня раньше никогда не было. Таблетки, взятые на всякий случай, не помогали. Так продолжалось весь день. Однако в течение следующих дней, проведенных на Кавказе я больше ничего болезненного не ощущал. И только вернувшись в Москву, и переступив порог дома, я не смог двигаться от боли. Так Господь попустил врагу напасть на меня, дерзнувшего отправиться к пустынникам, а потом хранил всю дорогу и только, когда все кончилось, показал, что только благодаря Его помощи я мог находиться там под Его Покровом.

В начале 2000-х годов я частенько возил своего дядюшку по местам памяти его прошлого. Так, однажды, было это в День Победы 9 мая, мы отправились в Иосифо-Волоцкий монастырь, где в начале войны дядюшка осваивал на Иосифском пруду технику наведения понтонных мостов. Потом мы поехали в находящийся недалеко от монастыря храм Введения Пресвятой Богородицы в Спирово. В этом месте с несколькими сподвижниками первоначально и поселился преподобный Иосиф, и каждый день именно отсюда отправлялись они на строительство монастыря. В храме мы поклонились древнему резному образу Святителя Николая, а потом, по совету местного священника отправились к Богородичному источнику и купальне, вода в которой по словам священника была целебной. Надо сказать, что в этот период у меня постоянно ощущалась ломота в локтевом суставе левой руки. Старался не обращать на это особого внимания, надеясь, что как-нибудь само пройдет.  Дядюшка погрузился в воду полностью, а я побоялся холодной воды источника и только обмыл больной локоть водой из купальни. С того времени и до сих пор боли в суставе я больше не ощущаю.

В 2010 году у меня обнаружился рак мочевого пузыря. Несколько месяцев до этого от рака мозга скончался мой брат и настроение было соответствующее. В больнице мне сделали операцию и рекомендовали дальше наблюдаться у районного онколога, а также пройти курс химиотерапии во избежание рецидива болезни. Однако онколог посоветовал химиотерапию не делать, ссылаясь на статистику, что это практически от рецидива не спасает. Началось штудирование различных статей и форумов, консультации с другими онкологами: делать химиотерапию или нет. Сводилось к тому, что какая-то вредная клетка может заразить вокруг себя здоровые клетки, если ее не прикончить химией. Родные настаивали на необходимости лечения, но инструкция по применению препарата говорила о множественных побочных негативных последствиях. В храме мне посоветовали прочесть книгу о чудесном исцелении больного раком человека, ставшего потом священником.  В результате у меня окрепло убеждение, что никакие лекарственные средства здесь не помогут сами по себе, если это не будет в Воли Божией. Неужели какая-то вредная клетка не покорится Воли Творца Вселенной? И с этим убеждением я стал только молиться Богу об исцелении, если на это будет Его Святая Воля. Прошло уже 9 лет и рецидива по милости Божией пока не произошло.

  1. Совпадения

В середине 1980-х гг. мной была написана первая работа по символике православного храма, составленная по многочисленным источникам, собранным из подборки журналов ЖМП, сохранившихся в доме деда и книг из библиотек Московской и Ленинградской духовных семинарий, куда мной был получен доступ по ходатайству церковных знакомых. В те времена подобных исследований не было, и я решил поделиться свой работой с теми, кому это могло показаться интересным, в том числе с преподавателями духовных семинарий. По рекомендации знакомых в Ленинградской Духовной семинарии я познакомился с человеком (имени его не помню), который в ответ на подаренную мной работу по храмовой символике подарил мне иконку святого Иоанна Русского и дал координаты своего знакомого диакона из Издательского Отдела МП, кому такая работа могла быть тоже интересна. Прошло какое-то время по возвращении в Москву из Ленинграда, когда я, наконец, собрался поехать в Издательский отдел. Там произошла встреча с замечательным человеком, диаконом Александром Мумриковым, который ввел меня в церковное издательское поприще. Вскоре я обнаружил, что встреча эта произошла 9 июня, в день памяти св. Иоанна Русского. Считая Его своим духовным покровителем, мечтал побывать на греческом острове Эвбея, куда были перенесены Его святые мощи из Турции. Однако случилось другое. В 2019 году, путешествуя с сыном на машине, оказались в Каппадокии, в том числе в городе Ургюп, где жил и был похоронен святой Иоанн. Его иконка вернулась к нему.

По заданию А.Мумрикова я с супругой поехал в конце 1980-х годов в Дивеево, чтобы подготовить статью для журнала Московской Патриархии об архитектуре храмов Дивеевского монастыря, тогда еще закрытого. Приехали на поезде в Арзамас 1 августа, в день памяти св. Серафима Саровского и оказалось, что все билеты на ближайший автобус в Дивеево проданы. До отправления следующего автобуса успели побывать на службе в городском соборе и поискать какие-нибудь документы о монастыре в городском архиве. Пока приехали в Дивеево и прошлись по территории монастыря, сделав фото и замерив шагами его параметры, подошло время отправки местного автобуса, шедшего в сторону Сарова, т.к у нас было желание съездить к источнику преп. Серафима. По дороге к источнику встретили шедшего уже обратно паломника, который рассказал, что собравшихся утром у источника паломников разогнала милиция, а сейчас там уже милиции нет (не зря мы поехали автобусом позже). Идти оказалось довольно долго, и мы понимали, что опаздываем на обратный автобус в Дивеево, чтобы успеть на последний автобус до железнодорожной станции Арзамаса, откуда поездом должны были возвращаться в Москву. Решили положиться на помощь Преподобного Серафима и дойти до источника. Конечно на нужный автобус мы опоздали, но когда приехали в Дивеево, то увидели у автобусной станции какой-то пустой туристический комфортабельный автобус. Подошли к водителю и услышали, что он прямо сейчас отправляется до Арзамаса и готов взять нас с собой. Так по молитве к Преподобному мы с комфортом доехали до ж.д. станции Арзамаса и успели на наш обратный поезд.

Первый вариант созданного мной нормативного документа по строительству храмов я передал в день своего рождения 31 января 1989 г. архитектору А.Д.Недовичу, работавшему тогда при Московской Патриархии. Промыслительно (по Воли Божией) сложилось так, что для продолжения давно начатой работы по созданию нормативного документа по храмоздательству у меня сложились самые благоприятные условия. Во-первых, уже была первая редакция документа, во-вторых, в здании института ЦНИИПромзданий, где я тогда работал, находился издательский центр по нормативным документам ГУП ЦПП, в-третьих, в отдел нормирования Госстроя перешла работать Л.А. Викторова, с которой я последние годы работал в институте, в-четвертых, на прошедших выставках, где были представлены работы «Арххрама», мной были получены заверения Председателя Госстроя Басина, что Госстрой поддержит предложение по созданию нормативного документа по храмостроительству. Впервые в государственном документе тогда еще СССР слово Бог было написано с Большой буквы. Известие о том, что получено благословение Патриарха Алексия ΙΙ на издание, я получил 31 января – в день своего рождения, в тот же день, когда ровно 10 лет назад первая редакция была передана в Московскую Патриархию.

Третья моя поездка на Афон состоялась в начале августа 2006 года. Поехал с сыном и товарищем по работе. Одной из задач была молитва о помощи Божией и Пресвятой Богородицы в разрешении неплодия дочери. Та же проблема была и у жены моего товарища. Мы посетили сербский монастырь Хиландар, где получили пакетики с молитвой и целительным изюмом с чудотворной лозы, помогающий в таких случаях. В скиту святой праведной Анны нам дали масла, обладающего теми же свойствами. От скита св. Анны мы спустились к монастырю св. Павла, где приложились к главной Святыне монастыря – дарам волхвов. А далее случилось очередное чудо – столь обычное на Афоне. Товарищ на следующий день должен был уезжать домой, но  корабль давно ушел, а другого транспорта от монастыря св. Павла до нашего монастыря св. Пантелеймона не было. Единственная надежда была на возможность вызвать частный катер, но без знания греческого языка это было проблематично. Мы спустились к причалу и увидели моторную лодку, в которой оказался монах-водитель из … Пантелеймонова монастыря, поджидавшего группу паломников, сопровождаемую каким-то важным человеком монастыря. Нас взяли с собой и не только доставили до места, но мы вместе с ними посетили еще два прибрежных монастыря по пути домой.

На берегу, у монастырского причала есть в подпорной стенке ниша, в которой устроен источник воды и стоят скамьи для ожидающих прибытия парома. Над источником было помещено мозаичное изображение Крещения Господня на Иордане. Эта мозаика, выполненная тогда еще весьма примитивно, выглядела удручающим диссонансом среди окружающей красоты. У меня тогда возникла мысль, не стоит ли заменить эту неудачную мозаику на новую, которую могут сделать мой зять с дочкой, за которых я и молился о даровании ребенка. Получив благословение духовника обители о. Макария, позвонил дочери и получил согласие на благотворительное изготовление мозаики. Спустя полтора года мозаика Крещения была готова и отправлена на Афон. А накануне праздника Крещения Господня, 18 января родилась долгожданная внучка – Варвара.

Четвертая моя поездка на Афон произошла в конце мая 2011 года. Поехал вместе с товарищем-архитектором. Как-то подошли мы к монастырю Ксиропотам по дороге к родному Пантелеймонову монастырю. У закрытых ворот сидели паломники в ожидании открытия монастыря. Подсели к русским: священнику и его спутнику и разговорились. Русские паломники оказались из Пермского края, нашлась общая знакомая – монахиня из Перми, которая как раз недавно до этого была в Москве и рассказывала мне о проблемах епархии, в том числе по восстановлению собора на Белой горе. Наши новые знакомые тоже горячо сочувствовали этой проблеме с собором и спутник батюшки показал мне несколько фото собора на своем мобильном телефоне.

На следующий день после богослужения в Пантелеймоновом монастыре мы разъезжались, кто куда. На пароме обменялись координатами с нашими новыми знакомыми. По возвращению в Москву я проверил на компьютере почту и обнаружил письмо с фотографиями собора на Белой горе, о котором шла речь с нашими афонскими попутчиками. Я подумал, что это те самые фото, которые мне демонстрировали с мобильного телефона и которые мне были посланы по данному мной электронному адресу. Но потом я увидел, что послано это письмо было за день до того, как я дал свой адрес, в тот день и почти в тот же час, когда мне были показаны фотографии с мобильного телефона, когда моего электронного адреса у владельца телефона еще не было. Присмотревшись внимательно к адресу пославшего письмо, я понял, что оно от пермской монахини, с которой был разговор на тему собора в ее приезд в Москву. Как это могло совпасть: просмотр фотографий собора на Афоне с мобильного телефона незнакомого до этого человека и отсылка мне на электронную почту почти таких же фотографий и в то же самое время из Перми? Загадка, разгадка которой является только сам Афон.

Седьмая поездка на Афон осуществилась в мае-июне 2015 года. В беседе с духовником обители о. Макарием, он, на мои сетования о том, что сыновья живут семьями без заключения брака и тем более венчания, рекомендовал регулярно говорить с ними об этой моей печали. А я просил его святых молитв о детях. В церковной лавке монастыря я обратил внимание на складень венчальных икон и купил его, что называется «про запас». Вернувшись домой, при первой же встрече с сыном и его гражданской женой, мы с супругой были оповещены о том, что они решили после семилетней совместной жизни, наконец, пожениться и повенчаться. Венчание было назначено в храме в Удельной, где находились афонские иконы Божией Матери Скоропослушницы и св. вмч. Пантелеймона, специально не подгадывая, на 9 августа – день памяти св. вмч. Пантелеймона.

Мой дедушка, протопресвитер Иоанн Соболев, начинал свое священническое служение в селе Петровское Московской области. После революции в Петровское была выслана семья князей Оболенских, и дедушка приютил их у себя в доме. Вся дальнейшая жизнь этих двух семей тесно переплелась и в нее включилась жизнь последнего из рода графов Шереметевых – Василия – двоюродного брата Николая Оболенского. Особенно близка к семье Василия была моя мама, а так случилось, что заботы по захоронению Василия Шереметева легли на меня.

Спустя какое-то время нам принесли книгу, изданную во Франции, где описывалась родословная родственницы по отцу – Софии Кеслер (в замужестве Зерновой)*. Из нее мы узнали, что бабушкой деда – Леонида Кеслер была Мария Шереметевская, по косвенным данным незаконнорожденный потомок графа Николая Петровича Шереметева. Насколько это правдоподобно, трудно сказать, но примечательно то, что родословие отца, ведущее к роду Шереметевых слилось с почти родственными отношениями мамы с семьей Василия Шереметева.

  • Здесь уместно вспомнить также удивительное событие, связанное с этой книгой. В 1988 году я впервые поехал в Париж, где жил в то время мой сын от первого брака Юрий. До этого я пользовался каждым случаем, чтобы передать ему что-то из Москвы. Так, незадолго до этого в храме в Удельной, где тогда настоятелем был архимандрит Иосиф, служивший ранее в Париже, побывала делегация их парижского храма и я передал с ними книгу для сына. Спустя год, приехав в Париж, я отправился на службу в этот русский храм и был приглашен старостой, с которым произошло знакомство в Удельной, на трапезу в конце службы. За трапезой я разговорился со своим соседом за столом и рассказал, что помимо свидания с сыном, у меня есть желание найти в Париже книгу, рассказывающую о моей родословной: «На переломе. Три поколения одной московской семьи (семейная хроника Зерновых)». И вдруг мой сосед говорит: «Я несколько раз в неделю бываю у Зерновой, которая плохо видит, и читаю ей русские книги. Вот ее адрес и телефон».
  1. Молитва

Родившись в семье деда-священника, к зрелому возрасту я имел к Церкви весьма далекое отношение, ограничивающееся участием в богослужениях по большим праздникам. Воцерковление же произошло следующим образом. Супруга лежала в роддоме, где родила нашу первую дочь Анну, в одной палате с Р.Б. Людмилой. Супруга рассказала, что у Людмилы уже было несколько маленьких детей, которые с нетерпением ждали ее дома. Вопрос стоял, когда можно будет выписаться из роддома и ехать домой. Людмила вечером горячо помолилась и ее выписали. Меня этот рассказ по-настоящему взволновал и напомнил о силе молитвы к Богу. В дальнейшем Людмила сделала очень много в нашем вхождении в Церковь, что фактически определило всю нашу последующую жизнь.

Впервые я попал на Афон совершенно неожиданно в 1996 году. Греки, занявшие русский Андреевский скит после смерти последнего русского монаха, обратились за помощью к российским архитекторам по вопросу восстановления скита, и мне было предложено выехать на Афон для консультаций. Трудно описать впечатление об этой однодневной поездке, оставившей незабываемый след в душе и желание когда-то снова вернуться на Афон, но уже так, чтобы пройти по монастырям и узнать о подлинной монашеской жизни в этом благословенном месте. Молиться об этой мечте я мог в родном Троицком храме в пос. Удельная, где служил мой дед – протопресвитер о. Иоанн Соболев. Храм был построен в начале 19 века и ко дню его освящения были заказаны на Афоне две иконы: Божией Матери «Скоропослушница» и святого мученика Пантелеймона. Перед ними я и молился, ставя свечи и прося о том, чтобы когда-нибудь сподобиться вновь посетить Афон.

Мечта сбылась через семь лет, в 2003 году. Приехав на Афон вместе с сыном и товарищем-архитектором, нас в первый день послали на послушание. После окончания работы у нас оставалось свободное время, и мы спросили, в какой ближайший монастырь можно успеть сходить до вечерней службы. Надо сказать, что тогда еще не было ни карт, ни проспектов на русском языке, которые сегодня можно купить где угодно. Поэтому, где что находится, мы не знали. Нам указали на направление вдоль берега, где расположены два ближайших греческих монастыря. Мы туда и направились. Первым оказался монастырь Ксенофонт. Войдя в него, мы никого не увидели, а порядка, что следует подождать дежурного монаха в архондарике, мы еще не знали. Потому самостоятельно прошлись по территории монастыря с закрытыми храмами и отправились дальше по берегу. Следующим оказался монастырь Дохиар. Здесь нас уже встретил монах и повел к монастырской святыне. Мы вошли в темную, маленькую комнатку, где за окладом, увешанном драгоценными подношениями, на нас взирал лик Пресвятой Богородицы. Мы пали ниц в священном трепете и безмолвии. Далее мы узнали, что это был чудотворный образ Божией Матери «Скоропослушница». Это был подлинный образ той иконы, перед которой я молился в Удельной о даровании счастья снова очутиться на Святой Горе. Первой Святыней, к которой я смог припасть на Афоне, был именно этот Образ Пресвятой Владычицы.

 

 

Вопросы к эфиру на «Вечерней Москве» 13.02.2019 по теме «Архитектура храмов»

1. В чем принципиальное отличие проектирования храма от проектирования других общественных сооружений – жилого дома, театра, торгового центра?
Отличие в том, что строится сооружение не только для человека, но, в первую очередь, для Бога. Храм – это «Дом Божий». И, как мы знаем из Священного Писания, Сам Бог дал указание, каким должен быть Его храм. Кроме своей богослужебной функции, храм через символику архитектурных форм способен передать многие вероучительные истины.
2. Может ли один архитектор проектировать как храмы, так и другие постройки?
Не только может, но и должен. В современных условиях строится не только один храм, но целый храмовый комплекс, куда входят самые разнообразные сооружения, служащие для обеспечения широчайшей социальной деятельности Церкви. Это воскресная школа для детей (или гимназия), богадельня для престарелых, художественные мастерские и т.д.
Должен ли архитектор, который создает храмы знать и понимать церковную культуру, быть церковным человеком? Или достаточно быть просто профессионалом своего дела?
Правильно спроектировать храм невозможно, не зная его богослужебной функции и современной приходской жизни. Когда архитектор сам участвует в этой жизни, он знает все ее особенности и учтет это в проекте. Это не исключает наличие высокого профессионализма в общем понимании.

читать далее...

 Размышления о формирования стилей храмовой архитектуры в России  (исторический анализ и современность)

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           

В каждую эпоху сосуществуют несколько исторических стилей: один зарождается в недрах другого. В результате взаимодействия разных исторических стилей и тенденций стилеобразования одной эпохи формируются историко-региональные стили. Внутри историко-региональных стилей развиваются стилевые течения, связанные с местными традициями, школами, творчеством отдельных мастеров.

До сих пор остается не выясненным вопрос – почему мы сегодня не имеем общего взгляда на то, какой должна быть современная храмовая архитектура? Почему наше историческое прошлое являет нам в храмоздательстве преемственную смену архитектурных стилей, а сегодня мы видим все что угодно, кроме стиля, принятого и понятного всем, почему он именно такой.

Для русского храмоздательства важнейшим является вопрос преемственности  исходного византийского крестово-купольного храма, рожденного в Византии в святоотеческий период, ставший каноничным, т.е. воплотивший в архитектуре образ Царства Небесного и неизменную православную догматику. Соответственно храмовая архитектура также должна оставаться неизменной в своих основных чертах. Однако исходный тип византийского крестово-купольного храма в различные исторические периоды претерпевал множественные изменений от почти полного забвения до новых возрождений.

Исследуя историческое прошлое смен архитектурных стилей в храмоздательстве, можно прийти к выводу, что на появление каждого нового стиля влияли такие факторы, как тип культуры, синтез идей ктитора (верховной власти) и зодчего.

читать далее...

К пустынножителям Кавказа (к 10-летию блаженной кончины иеромонаха Мардария, в схиме Алексия)

Прочитав книгу «Он хотел жить и умереть странником» (М., 2015), захотелось записать и свои воспоминания о поездке к пустынникам Кавказа

читать далее...