Традиция и новаторство во внешнем облике православного храма

Почему только внешний облик? Ведь самым важным в храме является его внутренний вид, интерьер, в котором совершается богослужение, ради которого и строится храм. И все же поговорим о внешнем облике храма, по которому он узнается еще издалека, привлекая внимание своим видом, так не похожим на окружающие здания. По пословице: «встречай по одежке, а провожай по уму» можно сказать и о внешнем облике храма, который нас первым встречает при приближении к храму. Безусловно, внешний облик храма должен соответствовать всему тому, что заключено в самом храме, то есть уму. А как на самом деле, в современной практике храмоздательства? Насколько полно сегодня осуществляется соответствие внутреннего содержания храма его внешнему облику? В древнерусском храме это соответствие было полным. Все соответствовало как внутренней структуре здания храма, так и происходящему в нем богослужению через символику архитектурных форм. Не было ни одной случайно выбранной детали по прихоти мастера – все было подчинено смыслу храма, как его понимали Святые Отцы Церкви. Попробуем с этих позиций рассмотреть некоторые характерные примеры из современной практике храмоздательства, в которых сделана попытка некоторого отрыва от канонической традиции в целях «осовременивания» храмовой архитектуры.

1 Основа архитектурной композиции православного храма

Архитектура православного храма символикой архитектурных форм отражающая неизменное христианское учение, чрезвычайно стабильна и традиционна в своей канонической основе. Некоторые отличия в храмовой архитектуре, наблюдаемые в разных странах, исповедующих православие, определяются климатическими условиями, историческими условиями развития, национальными предпочтениями и национальной традицией, связанными с особенностями народного характера. Однако все эти различия не затрагивают основу архитектурного формообразования православного храма, так как в любой стране и в любую эпоху догматика православия и богослужение, ради которого строится храм, остаются неизменными.

Сегодня под «каноничностью» часто подразумевается механическое выполнение каких-то обязательных правил, сковывающих творческую деятельность архитектора, хотя никакого «канона», как свода обязательных требований к храмовой архитектуре, в Церкви никогда не было. Художники древности никогда не воспринимали традицию, как нечто раз и навсегда зафиксированное и подлежащее только буквальному повторению. Новое, что появлялось в храмоздательстве, не меняло его кардинально, не отрицало то, что было до этого, но развивало предыдущее.

Каноничной будет архитектура храма, в которой содержатся архитипические черты, базирующиеся на святоотеческом толковании символики храма, его частей и деталей. Канонической традицией следует считать те образцы из наследия вселенского православия, в которых в символике форм с наибольшей полнотой выражена богословская идея храма.

Важно, чтобы личный каприз автора проекта не заслонял и существенно не менял традиционные типы и приёмы. Ни оригинальность, ни изменения, никогда не должны быть самоцелью и не могут быть плодотворными, если не выражают ничего, кроме просто борьбы или бунта против общепринятых законов.

Архитектурно-­строительные решения православных храмов определяют следующие основные факторы:

Богослужебная функция

Архитектурно-­планировочная организация храма должна быть подчинена каноническому чину православного богослужения

Функциональные особенности

Православные храмы имеют общую богослужебную функцию, тем не менее,  их можно разделить на несколько групп, в которых отличия объёмно­-планировочных решений связаны с функциональными особенностями, в т.ч. наличием тех или иных вспомогательных помещений.

Основной строительный материал

Основными строительными материалами, используемыми в наше время в храмостроительстве, являются кирпич, дерево, бетон. Они могут использоваться во всех элементах конструкций здания или в сочетании друг с другом.

Сочетание с другими сооружениями храмового комплекса

На архитектурно-­строительное решение храма влияют:

– сочетание со звонницей, особенно если звонница располагается в главе храма (тип «иже под колоколы»);

– сочетание с блоком вспомогательных помещений, размещаемых в цокольной части храма или в подклете с гульбищем наверху;

– сочетание с комплексом зданий вспомогательного назначения: домом причта и другими зданиями.

Градостроительные условия размещения

Архитектурная композиция храма формируется в зависимости от градостроительных условий его размещения и окружения: в открытом пространстве на площади или в ряду городской застройки. Для первого случая характерна центрическая композиция. Во втором случае более характерно продольное расположение отдельных частей храма или иное расположение, обусловленное конфигурацией участка.

Климатические, сейсмические, гидрогеологические условия и требования создания благоприятных санитарно-­гигиенических условий

Для районов Севера с низкими температурами, ветрами и снежными заносами архитектурно­-композиционные решения должны быть ориентированы на условия сохранения тепла: компактность объёма с минимальной площадью наружных поверхностей, соответствующая толщина стен, форма кровли, используемые материалы. Для южных районов, где характерна сейсмоопасность и вопросы теплоизоляции не стоят так остро, возможно широкое применение бетона и, как следствие, есть больше возможностей в формировании пластики объёмов.

Национальные или региональные традиции

Национальные или региональные традиции сформировались во многом исходя из социально-экономических, климатических условий, наличия тех или иных строительных материалов. Даже с изменением социально-экономической ситуации и появлением возможности применения любых привозных материалов тем не менее, привязанность к сложившимся решениям остаётся тем фактором, с которым необходимо считаться.

Основные требования, предъявляемые к архитектурным решениям:

- соответствие православной канонической традиции, богослужебной функции  и символике архитектурных форм храма;

- новизна и современность решения, создание уникального и запоминающегося архитектурного образа;

- качество архитектурных и планировочных решений, создание комфортных условий;

- выбор конструктивных решений а также строительных и отделочных материалов, обеспечивающих экономичность строительства и эксплуатации;

- реалистичность решения с точки зрения существующих технологий строительства и возможности их применения;

- принципиальное соответствие решения требованиям норм и правил, принятых в Российской Федерации.

Символика архитектурных форм храма

Церковь создаёт искусство, которое в образах и формах видимого материального мира передаёт откровение мира невидимого, божественного, делает этот мир первообразов доступным созерцанию и пониманию.

В земных, вещественных знаках и образах церковная символика являет догматическую картину мира, содержащуюся в православном вероучении.

Символика храма объясняет верующим сущность храма как начала  будущего Царства Небесного, ставит перед ними образ этого Царства, пользуясь видимыми архитектурными формами для того, чтобы сделать доступным нашим чувствам образ невидимого, небесного, божественного.

Храм как целостный символ способен выразить главные догматические основы православной веры, что является основанием для неизменности его архитектуры:

– образ Бога Троицы, в том числе: Христа Спасителя мира в Его божественном и человеческом естестве, в образах Света, Востока и Солнца правды; Святого Духа с благодатью и Дарами;

– образ мира, вселенной как творения Божия и Царства Божия, в т.ч. области небесного бытия Божия, Горнего, духовного, невидимого мира и видимого мира в его современном греховном состоянии и как частицы будущего, оправданного мира (новое небо и земля);

– образ человека в его трёхсоставности, степени духовного состояния и благочестия;

– образ Церкви в земном и небесном составе (Христос, Богоматерь, апостолы, святые), характеризующейся как единая, святая, соборная, апостольская, невеста Христова, спасительное прибежище, путеводная звезда, неотмирная, неодолимая «вратами ада»;

– образы, отражающие такие элементы учения Церкви, как: райская жизнь будущего века и спасение в Царстве Небесном через Крест, предстательство  Небесной Церкви через узкий путь, духовное горение и духовный рост, приоритет духовного над материальным;

– образы, отражающие события Священной истории, в т.ч.: домостроительство Божие, топография и события земной жизни Христа Спасителя, подобие скинии Моисеевой.

В Откровении Иоанна Богослова (Апокалипсисе) символический образ Царства Небесного, «Святого Иерусалима», которые символизирует православный храм, передан в следующих определениях:

– «он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот.... с востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот»;

– «город расположен четвероугольником ... длина и широта и высота его равны»;

– «стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу»;

– «престол Бога и Агнца будет в нём, и рабы его будут служить Ему».

В земных образах храмов эти характеристики могут выражаться следующим образом:

– квадратная форма плана и кубическая форма объёма;

– трёхчастные членения с каждой стороны;

– центричность планировочной структуры, иерархия её элементов с престолом посредине;

– драгоценное убранство (золото, камни), белизна.

Все эти характеристики присутствуют в древнерусском храме.

2 Элементы архитектурной композиции православного храма

2.1 Объемная композиция храма

Объемная композиция храма строится на основе функциональных требований богослужения и символики отдельных частей и элементов храма, связанной с догматикой православия.

В основе объёмной композиции храма лежит его ядро – средняя часть с алтарём, являющиеся необходимыми элементами православного храма. Средняя часть храма согласно символике означает землю, что традиционно выражается кубической формой. Венчающая часть выбирается исходя из различных требований (шатровая, купольная, скатная, позакомарная одноглавая или многоглавая, типа «восьмерик на четверике», «иже под колоколы» и т. д.).

Архитектура средней части храма соответствует представлению о вселенной: это так называемый кубический тип с четырьмя стенами, четырьмя парусами и купольным покрытием. Единство всех структурных элементов крестово-купольного храма является символом единства Лиц Пресвятой Троицы, единства и соборности Церкви.

Православный храм олицетворяет своеобразную модель Вселенной, образ мира. Основные формы, образующие пространственные модели храма, – куб, сфера, пирамида. Промежуточной формой между квадратом и кругом является восьмиугольник и его пространственная модель – восьмигранник. Квадрат и куб символизируют собой мир материальный, земной, временный; круг и сфера – мир духовный, божественный, вечный; восьмиугольник и восьмигранник, треугольник и пирамида – это фигуры инверсии, связывающие миры – материальный и духовный.

Общая ступенчатая композиция  храма, состоящего из низкого притвора, повышенной средней части и возвышающейся посредине  главы, говорит о тех ступенях духовного пути, который необходимо пройти людям для достижения Царства Небесного. Ярусы храма символически отражают связь земной Церкви с иерархией Церкви Небесной, с ярусами небес, восходящих к Престолу Божию. Уменьшение ярусов к верху является образом уменьшения числа восходящих в «вышние Небеса», то есть ступеней духовного восхождения, раскрытых в «Лествице» преп. Иоанна Лествичника.

Сложная, многоглавая композиция некоторых русских храмов, как, например, храма Василия Блаженного на Красной площади в Москве, создаёт образ Небесного Града Иерусалима, сходящего с небес.

Если заданная вместимость храма диктует габариты средней части более 10–15 м, то центральное ядро окружается дополнительными ячейками (в зависимости от выбранной архитектурной композиции одинаковой или пониженной высоты) со всех сторон, только с западной или только с северной и южной сторон. При заполнении угловых ячеек одинаковой или пониженной высоты получается традиционный крестово-купольный храм с четырьмя опорами, выделяющими центральное ядро храма и несущими центральную главу. В угловых ячейках могут  быть  устроены дополнительные главы. С восточной стороны могут быть пристроены дополнительные апсиды, образующие трёхапсидный центральный алтарь или образующие самостоятельные алтари приделов. Высота алтарных апсид может соответствовать высоте центральной части храма или быть пониженной в зависимости от требований архитектурной композиции интерьера и внешнего вида храма.

С западной стороны может быть пристроена трапезная часть, являющаяся развитым притвором, как правило, пониженной высоты по сравнению с центральной частью храма. Ширина трапезной части может соответствовать ширине храма, быть больше или меньше неё. Трапезная часть может также охватывать среднюю часть храма с трёх сторон (кроме восточной), образуя крытое или открытое гульбище. Вход в притвор (трапезную часть) может осуществляться непосредственно с улицы или через пристроенный объём открытой или закрытой паперти. Паперти могут быть пристроены как с одной западной стороны, так и с северной и южной или с одной из них в зависимости от градостроительных особенностей или планировочных решений храма.

В создании художественного образа храма важнейшее место занимает композиция, одним из основных понятий которой является понятие пропорции. Соразмерность, гармония целого и частей, пропорциональность всего сооружения придают храму законченность, завершённость. Декоративные средства часто привлекаются только как сопутствующие, отражающие вкусы строителей, которые вносили своё представление об идеальной красоте.

Чаще всего применяется симметричная в своей основе архитектурная композиция храма, но могут быть и асимметричные композиции, диктуемые особенностями участка или поставленной архитектором задачей создания выразительного образа. Нежелательна нарочитость асимметричных решений, навеянная современной архитектурой светских сооружений, помня о том, что храм есть образ Божий и образ человека, созданного по Его образу и подобию, т.е. симметричность в целом с некоторыми асимметричными деталями, исключающими сухость образа храма.

К принципам архитектурной композиции относятся: пропорциональность общего и частного, использование таких средств архитектурной выразительности, как симметрия в горизонтальном и пропорция в вертикальном членении, ритм повторяющихся элементов, фактура и цвет поверхностей, контраст глади стены и мелких рукотворных деталей декора, пышность декора в верхней части, синтез архитектуры и элементов монументального и других видов искусства.  Важным является отсутствие искусственных отделочных материалов, имитирующих натуральные. Приветствуется использование техник ручного труда, как например, кованые металлические элементы, резной камень, мозаики и росписи на фасадах. При этом следует избегать чрезмерной перегруженности декоративными деталями, дорогими отделочными материалами. Их использование должно быть скромным и уместным.   

2.2 Структура и форма плана

Строго каноничным является лишь отделение алтаря иконостасом, а варианты объемно-планировочных решений определяются функциональными особенностями, конструктивным решением и градостроительной ситуацией размещения храма.

Как правило, храм состоит из трех основных частей: алтаря, средней части (собственно “храма” или помещения для молящихся) и притвора. Алтарь может быть встроен или пристроен к основному объему храма. С западной, северной и южной сторон средней части храма на антресолях могут устраиваться хоры. К основному объему храму могут быть пристроены приделы. В храмах большой вместимости притвор может быть расширен за счет трапезной части, где могут располагаться дополнительные приделы храма. Вход в притвор с улицы обычно устраивается в виде паперти  площадки перед входными дверями, на которую ведут несколько ступеней. Паперть имеет большой догматический смысл как образ того духовного возвышения, на котором находится Церковь среди окружающего мира, как Царство «не от мира сего».

Алтарь являет образ рая, духовного мира, нисходящего на землю к людям. Средняя часть храма является символом неба и земли, вселенной, обновлённых примирением с духовным миром. Притвор является символом мира неоправданного, греховного.

Трёхчастное деление храма, как наиболее полно выражающее смысл храма, является наиболее распространённым. Но такое деление не является абсолютной необходимостью. Храм может состоять из двух частей : алтаря и собственно храма.

Наиболее распространённое трёхчастное деление православного храма, таким образом, соответствует:

1) трёхчастному делению всего сущего (области Триединого Бога, небесной и земной областям бытия);

2) Божественной природе Христа Спасителя (алтарь) и Его человеческой природе, как состоящей из души и тела (средняя часть храма и притвор);

3) человеческой природе в более полном её понимании, как состоящей из духа, души и тела;

4) трёхчинному делению ангельской иерархии;

5) трёхстепенному составу земной Церкви Христовой;

6) трёхстепенному духовному состоянию верующих лю¬дей: началу духовной жизни во Христе, шествию по пути спасения в земной жизни и пребыванию в Царстве Небесном.

Основные формообразующие плановую структуру фигуры – это прямоугольник (квадрат), восьмиугольник, круг и полукруг. Их сочетания, в том числе по внутреннему и внешнему контурам, и их модификации могут дать бесконечное количество плановых композиций.

Храмы в православной Церкви строились по-разному, но каждый храм символически соответствовал единому церковному вероучению. Иногда храм строится в виде креста в знак того, что Церковь, то есть собрание верующих во Христа, получает спасение благодаря  Его искупительной крестной жертве. Храмы круглые означали кафоличность и вечность Церкви и Царства Небесного, так как круг  это символ вечности, не имеющей ни начала, ни конца. Храмы в виде восьмиугольной звезды знаменовали собою Вифлеемскую звезду и Церковь как путеводную звезду к спасению в жизни будущего, восьмого века, ибо период земной истории человечества исчислялся семью большими периодами  веками, и восьмой  это вечность в Царстве Божьем, жизнь будущего века.

Были распространены храмы в виде прямоугольника, часто близкого к квадрату, с выдвинутым на восток закруглённым выступом алтарных апсид. С древнейших времён, согласно постановлениям апостольским, православный храм повелевалось строить «наподобие корабля, продолговато устроенным…». С точки зрения своего назначения православный храм является ковчегом спасения для верующих людей. Подобно тому, как Ной спасал себя и свой род в бурных волнах потопа, находясь в ковчеге, так Церковь, словно корабль, спасает верующих от греховного потопа среди бурных волн житейского моря, препровождает их к тихому пристанищу Царства Небесного.

Внешняя форма храмов может быть различна: крест, круг, восьмиконечная звезда, прямоугольник, но духовное значение ковчега спасения при этом сохраняется в любом случае.

   Однако не стоит это понимать буквально, как делают некоторые авторы.

2.3 Колокольня

Звонница (колокольня) может быть отдельно стоящая, пристроенная или встроенная. Наиболее характерным случаем является колокольня над притвором, но могут быть и другие приёмы, применение которых зависит от архитектурной композиции всего храма.

Иисус Христос говорит, что при конце мира Он «пошлет ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут избранных Его от четырёх ветров, от края небес до края их».

2.4 Стена

Пилястры

Пилястры членят фасады на отдельные прясла в соответствии с внутренними пилястрами, служащими опорами для подпружных арок между стенами и внутренними столпами. Активные вертикальные профили создают впечатление устремлённости храма ввысь. Вверху пилястры заканчиваются капителями, на которые опираются закомары или плавно перетекают в их полукружия.

  В данном примере стены членятся арками, не соответствующими внутренней структуре храма и имеющими чисто декоративное значение.

Закомара и кокошник

Пилястры объединяются наверху полукруглыми закомарами, отвечающими внутренним сводам. Закомары могут иметь трёхчастную профилировку, плавно соединяясь с плоскостью прясел стен. В других случаях верхний профиль в центре каждой закомары заостряется вверх, образуя килевидный кокошник, поддерживающий тему вертикальной устремлённости масс храма.

 В этом случае тема закомар и кокошников, не соответствуюших сводам, приобрела декоративное значение для формирования оригинального фасада храма.

Аркатура

Стены примерно посередине могут быть разделены декоративным поясом, членящим по горизонтали храм на верхнюю и нижнюю зоны. Наружное членение стен отражает деление внутреннего пространства храма на нижнюю – земную и верхнюю – небесную зоны. Верхняя часть стен может иметь уменьшенную толщину.

Аркатурные пояса – символ райского сада. Столбцы и арочки – символ деревьев, на которых сидят птицы. Это служит обрамлением как бы парящих над райской землей фигур святых. Растительный орнамент в аркатурном поясе раннемосковских храмов также обозначает райское цветение. Таким образом, сохраняется общий с аркатурным поясом смысл раннемосковского орнаментального пояса – жизнь святых в раю.

 В этом примере разделение стены на нижнюю и верхнюю зоны осуществлено не аркатурным поясом, а угловыми мощными закруглениями, соответствующими общей аскетичности решения плоскости стены.

Карниз

Карнизы с включением расписного и изразцового декора - рассказ о рае и святых в нём.

Верхняя часть алтарной апсиды и барабана главы заканчивается карнизом в виде выступающих профилированных тяг. Карниз служит для отвода воды от стены и переходным элементом между апсидой и конхой, между барабаном и главой. Следует отметить близость в решении обоих карнизов на барабане главы и алтарной апсиде, свидетельствующую о едином символическом значении главы и апсиды храма как небесной области бытия Бога.

Пластика, цвет   

Необычность форм и наружной отделки храмов, их несопоставимость с архитектурой светских сооружений, подчёркивающая неотмирность Церкви Христовой, отделённость от всего земного, греховного.

Белый цвет храма символизирует его сущность как частичку небесного, будущего, преображённого, оправданного мира, как сияние Преображения Христова. Белый цвет - цвет подвенечного платья невесты Христовой Церкви. Разноцветная окраска храма знаменует многоцветье Небесного Града Иерусалима из Откровения Иоанна Богослова «стена его построена из ясписа… основания стены города украшены всякими драгоценными камнями».

В Евангелии Сам Христос уподобляется краеугольному камню, а апостол Пётр уподобляется камню, на котором Христос созидает Церковь. А поскольку Церковь – это собрание верующих во Христа, то православный храм, символизирующий собой Церковь, собирается из отдельных камней или кирпичей.

В некоторых «современных» храмах напротив, архитектура сближается с архитектурой светских сооружений по пластике и наружной отделке стеновых поверхностей, что лишает их свойства неотмирности.

2.5 Глава

Глава храма, венчающая купол с изображением Христа, есть символ Христа – Главы Вселенской Церкви. Позолота главы, отражающая свет солнечных лучей  символа Христа, свидетельствует о евангельском определении Христа как Солнца Правды, Света миру.

Шея (барабан) главы храма – изображение Небесной Церкви через наружные и внутренние росписи апостолов, пророков, праотцев, архангелов, херувимов и серафимов.

Если плоский византийский купол над храмом напоминает небесный свод над землей, а готический шпиль католических храмов выражает стремление ввысь,  к небесам,  то русская глава «луковичной» формы создаёт образ пламени свечи, свидетельствуя о необходимости духовного горения в делах веры. Шлемовидная форма напоминает образ воинского шлема, но это лишь иной образ огня.

Количество глав связано, как правило, с количеством престолов, соединённых в одном объёме.

Закомары и ярусы «кокошников», окружающих главу (или несколько глав) – образ Небесной Церкви (ангелов и праведников), предстоящей престолу Божию и его славящей.

Православный храм непременно увенчивается крестом на главе как победным знамением и в свидетельство того, что Церковь, как и всё творение, избранное к спасению, входит в Царство Божие благодаря искупительному крестному подвигу Христа Спасителя.

Чертой «современности» ряда храмов становится сплошное остекление барабана главы, что лишает возможности помещения там изображений Небесной Церкви. При этом утрачивается один из значимых символов верхней зоны храма.

2.6 Окна

Каждая часть храма, имеющая свой смысл, освещается по-разному. Так, притвор, знаменующий мир, еще не познавший Свет Христов и погрязший во тьме греха, традиционно имеет очень скудное освещение через небольшие проемы в стенах. Средняя часть храма, которая символизирует оправданный Богом мир, являющийся образом будущего Царства Небесного, напротив, имеет достаточно много оконных проемов, особенно, в верхней части, которая соответствует небесной сфере бытия.

Основной световой поток исходит из барабана главы, символизирующий Самого Христа, изображение Которого находится, как правило, в куполе главы. Значение исходящего из окон главы Света Христова подчеркивается изображением в межоконных промежутках Святых Апостолов, которые несли в мир свет Христовой веры.

 В барабане главы световые проёмы снаружи могут быть обрамлены аркатурными полуколонками, членящими барабан вместе со щелевидными оконными проёмами на узкие простенки, создающими впечатление вертикальной устремлённости.

Щелевидные оконные проёмы в стенах решаются в виде сужающихся внутрь профилированных элементов с арочными завершениями.  На откосах окон часто пишутся образы Ангельских Сил, сообщающих нам свет Божественных озарений.  

Канонически верное распределение световых проемов преимущественно в верхней зоне храма в современных храмах часто заменяется сплошными лентами оконных проемов, идущих снизу до верху, превращая оконный проем лишь в средство освещения, лишая его сакральной значимости.

2.7 Входной проем

Дверной проём может быть решён в виде так называемого перспективного портала, представляющего собой ряд сужающихся внутрь богато декорированных полуколонн с арочным или килевидным завершением. Такое решение входа отвечает символическому значению входа как «узкого пути, ведущего в Царство Небесное».

В современных храмах этот прием решения входного портала часто либо не применяется вовсе, либо воспроизводится с древних образцов, не согласуясь с общим архитектурным решением храма.

3 Примеры привнесения новаторских приемов в традиционный архитектурный образ православного храма

 Пять премированных проектов из десяти, отобранных жюри, которые в какой то степени отвечали условиям конкурса.

  1. Ежи Устинович (руководитель авторского коллектива), Марфа Устинович, Ежи Новосельский, Григорий Романович, Камил Бзура, Томаш Рубин.

Работа Е.Устиновича выполнена профессионально, со знанием основ формообразования здания православных храмов, без признаков историзма и смотрится вполне в духе «современности», что формально было необходимым условием конкурса. Однако, что сделало этот проект «современным»?

1-сплошное остекление главы, чего нет в традиционных решениях храмов. Мы уже говорили выше о том, что этот новомодный прием только лишает храм одного из важных элементов символики верхней зоны храма.

2-закомары, традиционно соответствующие внутренним сводам, здесь искусственно превращены в самостоятельную пластическую форму.

3-вместо аркатуры стена посредине членится мощными угловыми закруглениями, никак не оправданными в интерьере.

4-пластика звонницы формалистична, решена с оглядкой на пластику модернистской архитектуры западных культовых сооружений.

5-интерьер храма с предлагаемым решением иконостаса и цветовой гаммой холодно-формалистичен и не вызывает ассоциаций с атмосферой чаемого Царства Небесного, что должен выражать собой храм в первую очередь.

6-даже сама графическая форма подачи проекта искусственно-театральна и не вызывает теплого чувства причастности к православию. Думается, что подобный проект не найдет желающих воплотить его в натуре в православной России.

  1. Шипков Владимир Олегович.

 В записке к проекту сказано: «храм в плане представляет собой греческий крест с апсидой в восточной стороне. Его композиция ступенчатая, за счет оригинальной кровли, которая расположена в четырех плоскостях, и если смотреть на храм с угла, то кровля на всех видимых частях видна зрителю в одной плоскости. Завершается храм граненой главой на световом барабане. Декоративное оформление храма весьма скудное, что характерно для древнего псковского и новгородского зодчества, где красота рождалась не в обилии декоративных элементов, а в суровой простоте».

К этому описанию можно добавить, что в проекте применена форма глав, напрямую соответствующая форме кристалла.  Этим она отличается от кристаллических форм глав в проектах Е.Устиновича, где главы имеют слишком нарочитую форму.

  1. Макаров Даниил Евгеньевич.

Из пояснительной записка автора: «Строгость и ясность новгородских храмов, выверенные пропорции и традиционные материалы создают образ, находящийся в прошлом и настоящем одновременно. Главной особенностью проекта является вариативность фасадных решений, благодаря пластическим и графическим средствам, что позволяет придать уникальный облик храму».

Их обзорной статьи А.С.Щенкова: «Механистичность может проявляться в проектах самой разной направленности. Среди отмеченных жюри — проект одноглавого храма с восьмискатным покрытием, какие делали в Новгороде в ХIV–ХV веках. Форма в основе своей историческая, но фасады этого храма почему-то расчерчены в диагональную клеточку, причем ближе к вершине клетки очень крупные, а книзу делаются всё мельче. Понять содержательный смысл такого декора трудно, скорее всего, это чисто формальный прием, задача которого заполнить фасад рисунком, отличающимся от традиционного»

Добавим, что кроме бессодержательного декора стен, проект отличается школярской нереалистичностью, отсутствием необходимых фасадных элементов, как например, карнизов и сливов с главы и восмискатной кровли.

  1. Антон Сергеевич Литовский.

   Столь же нереалистичен проект деревянного храма, обративший на себя внимание лишь интересным графическим исполнением. Красиво выглядящая кровля совершенно не функциональна.  

  1. Шошин Анатолий Викторович, Соколова Татьяна Борисовна, Требунских Андрей Валерьевич.

   Из пояснительной записки: «для создания запоминающегося архитектурного образа храма авторы ориентировались на проекты архитекторов, работавших в церковном проектировании на рубеже 19—20 веков в стиле модерн, неорусском стиле: Щусева, Бондаренко, Аплаксина и других.

Состав, площади помещений, а также местоположение храма были определены совместно с его настоятелем, кроме того основным его требованием было объединение в одном здании кроме основных помещений храма: молельного зала и алтаря, еще и гардероба для прихожан, группы служебных и рабочих помещений, трапезной, библиотеки, мастерских, музыкального зала для певчих и технических помещений».

Думается, что это один из самых реалистичных проектов, отвечающих требованиям конкурса. Опираясь на общую стилистику стиля модерн, а не на конкретный образец, авторы сумели создать функциональный, традиционный и в то же время вполне современный образ православного храма

 

Шесть конкурсный проектов из десяти, выбранных жюри, в которых есть черты инноваций.

  1. Алонов Юрий Георгиевич, Алонов Игорь Юрьевич, Алонова Ольга.

 Из обзорной статьи А.С.Щенкова: «зодчие ищут новые средства архитектурного языка в отрыве от того содержания, которое призван передавать образ храма. Храм в виде уступчато вздымающихся одно над другим параболических покрытий изображен на фоне известной церкви в Спас-Вежи (1628), где подобным образом вздымались высокие двускатные кровли храма. Мысль ясна: старый композиционный прием авторы предлагают повторить в новом рисунке. Вроде бы отчасти повторяется и содержательная идея ступенчатого восхождения к главе с крестом. Но, думается, упущено главное. Храм — это образ неба на земле, и задача архитектора — это передать.

В Средневековье, а отчасти и в Новое время, причем в каждую эпоху по-своему, зодчие старались воплотить тему «неба», показать, что храм пропитан живым благодатным дыханием. Это могло сказываться в как бы лепной, живой фактуре псковских храмов, в «вырастающих» из массы стены рельефах романских и наших владимиро-суздальских церквей. Часто стены оживотворялись как бы проступающими изнутри фресками. В разных формах появлялась тема органичности сооружения. Об этом важно сказать, поскольку распространенный сегодня техницизм, в частности упомянутая выше математическая фигура параболы, не может быть наделен органичностью. Техницизм механистичен и потому мертв».

2 Людоговский Илья Борисович.

  Из обзорной статьи А.С.Щенкова: «задача создания живой, пластичной формы основного объема храма успешно решена в проекте И.Б. Людоговского благодаря мягкой криволинейности массивных стен и их некоторому наклону. Корпус храма напоминает формы псковских храмов, только с иной, более плавного очертания кровлей. Несколько выпадает из образа купол, барабан которого неожиданно представляет собой легкий, обильно остекленный каркас. Невысокий храм поставлен на искусственном холме, внутри которого размещены необходимые подсобные помещения. Этот холм в сочетании с белыми глухими церковными стенами с редкими щелевидными оконными проемами придает храму значительность. Белый массив стен с их живописной конфигурацией контрастно выделяется в окружении рядовых многоэтажных зданий».

3 Сергеев Павел Валерьевич, Птушкин Сергей Алексеевич

 В этом традиционном по своей объемной композиции храме инновационно решены оконные проемы в барабане главы и в верхней части угловых и центральной  ячеек, а также применена техника кирпичной кладки стен в виде поребрика, традиционно употреблявшаяся лишь в декоративных поясах древних храмов. Остальные объемные элементы и декор храма совершенно традиционны. Поэтому инновационные элементы не имеют решающей роли в создании внешнего облика храма. Он традиционен и современен одновременно.

4 Земляков Иван Сергеевич

  Проект отличается искажением традиционного объемного решения храма, которое, как говорилось выше, не может быть произвольно изменено, т.к. органично связано с неизменным,  православным богослужением. Стремлением к непременной оригинальности без понимания последствий отличается и решение световых проемов в барабанах глав храма в виде разноразмерных малых окошек.

Как и в проекте Д.Макарова, здесь полностью игнорируются реально необходимые карнизы стен и глав.

5 Матвеев Михаил Гаврилович (руководитель авторского коллектива), Чирков Иван Николаевич, Чиркова Елена Юрьевна, митрофорный протоиерей о. Николай (Чирков).

 Инновация может быть удачной и не очень. Однако никак нельзя объяснить идею такого пластмассово-прозрачного храма.

6 Евгений Леонов, Виктор Зараковский

 Столь же необъяснима с точки зрения богословия храма идея натягивания на традиционный храм какого-то кожного покрова с крестообразными отверстиями.

Из обзорной статьи А.С.Щенкова: «На мой взгляд, состоявшийся конкурс объективно отразил состояние православного храмостроительства. Он не дал ответов на вопрос, каким быть храму. Однако благодаря конкурсу выявились достоинства и недостатки распространенных архитектурных решений, обнаружились подводные камни на путях творческого поиска, которыми отмечен современный этап храмостроительства. Во многих случаях бросались в глаза недостаточная погруженность авторов в сакральную проблематику церковного зодчества, увлечение чисто внешней, формальной стороной дела. Чтобы преодолеть обозначенные проблемы, нужен активный диалог всех профессионально подготовленных, заинтересованных лиц: духовенства, архитекторов, художников, историков архитектуры и искусства».

5 Архитектура современного православного храма

В современной практике преобладают попытки воспроизведения «образцов» из всего многообразия разнохарактерного наследия без проникновения в существо, в «дух» проектируемого храма, так как потеряны правильные ориентиры поиска архитектурных решений современных храмов и критерии оценки прошлого опыта, который зачастую используется под видом следования традиции.

Необходимое знание традиций православного храмоздательства у многих заменяется бездумным воспроизведением «образцов», стилизаторством, причем под традицией понимается любой период отечественного храмоздательства. Национальное своеобразие, как правило, выражается в копировании традиционных приемов, форм, элементов наружной декорации храмов

Однако и в современной православной храмовой архитектуре есть примеры другой крайности, когда заказчик или архитектор пытаются во что бы то ни стало оторваться от православной традиции и создать нечто в современном западно-модернистском духе.

Нам кажется, что нарочито осовременивать православный храм, уходя от традиции, нет никакого смысла. Если архитекторы-храмоздатели не будут ставить целью соблюдение книжных традиций, понимаемых как копирование образцов, а будут думать, как живыми образами архитектуры добиться решения задач, поставленных сегодня Церковью, используя опыт прошлого совместно с современными техническими приёмами, тогда  получится православный храм XXΙ века.

Поиск архитектурного решения «по духу православия»» должен быть подкреплён глубокими знаниями всей полноты традиций вселенского православия, наследия всего лучшего, что было создано нашими предшественниками, дух которых был близок Духу Церкви.

Проектные решения храма – «Дома Царя Небесного», которые должны быть вершиной архитектурного творчества и строительного искусства, а также соответствующими возможностям современного строительного производства и строительных материалов, могут стать таковыми в результате высочайшего профессионализма архитектора–храмоздателя, совмещающего в своём творчестве традиционность решений с современными строительными технологиями.

 

 

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *